Что делать третьяков все выпуски: Что делать? // Смотрим

Разное

Содержание

Самозверский авангард

В 1926 году поэт-кубофутурист, один из лидеров ЛЕФа Сергей Третьяков опубликовал в журнале «Пионер» цикл детских, но по-авангардному угловатых стихов про «домашний зоопарк», то есть про детей, изображающих разных животных: «Сзади Матвей / Натыкал ветвей. / Способ прост — / Вышел хвост». К досаде автора, цикл был опубликован с совершенно чуждыми его духу реалистическими картинками. Для книги Третьяков предложил проиллюстрировать «Самозверей» фотографу-новатору, пионеру промышленного дизайна Александру Родченко и его жене и соратнице Варваре Степановой. Супруги-авангардисты подошли к делу творчески: вырезали из картона фигурки детей и животных (составленные из стандартизированных модулей и кружков-рожиц), а потом долго расставляли по столу, фотографировали в необычных ракурсах и в контрастном свете с резкими тенями. Задача состояла не столько в том, чтобы проиллюстрировать стихи, сколько в том, чтобы «подсказать» маленьким и взрослым читателям, как самим сделать подобные фигурки и играть с ними.

Однако книга так и не вышла — якобы потому, что напечатать множество больших фотографий выходило слишком дорого. Но на самом деле подходил к концу краткий роман советской власти с авангардом, приближалась пора сталинской неоклассики. И расстрел Третьякова в 1937-м, казалось, закрыл вопрос о «Самозверях» навсегда. Но в 2010 году парижские издатели довели нереализованный проект до печати, дополнив русские стихи эквиритмичными французскими переводами. А еще через четыре года московское издательство перепечатало французскую книгу с послесловием, специально для нее написанным внуком Родченко и Степановой.

Хочется надеяться, что на поднимающейся волне интереса к советскому авангарду, зафиксированной, в частности, церемонией открытия Олимпиады, эта необычная книга окажется востребована не только историками дизайна.

Родченко Александр, Третьяков Сергей. Самозвери. — М.: Карьера Пресс, 2014. — 44 с. Тираж 3000 экз.

На ТНТ выйдет заключительный выпуск «Дома-2».

Что дальше?

Участники телепроекта утверждают, что шоу не заканчивается, а меняет формат. «Мы вечные», — заявила ведущая Ксения Бородина. Непроясненной остается не только судьба «Дома-2», но и еще один важный вопрос

Фото: Митя Алешковский/ТАСС

На телеканале ТНТ 30 декабря выйдет финальный выпуск «Дома-2». Самое продолжительное в мире ежедневное реалити-шоу завершается. По крайней мере, «Дом-2» больше не будет выходить на ТНТ.

А что с собственно домом? За то время, пока на ТНТ шел «Дом-2», выросло уже целое поколение, которое и не знает, что изначально проект задумывался как телестройка, в ходе которой участники должны были строить не только свою любовь, но и непосредственно дом. И дом этот в финале должен был достаться выигравшей паре.

Сами герои, конечно, ничего особо не строили, а скорее подметали площадку, но тем не менее почти за 17 лет существования «Дома-2» как девелоперского проекта было возведено несколько строений в Истринском районе, а потом, когда шоу сменило локацию, еще одна чуть ли не деревня в Новой Москве. Причем это не декорации, а реальные теплые дома, в которых участники жили годам — по крайней мере на первой площадке на Новой Риге, рассказал Business FM один из первых участников проекта Роман Третьяков. И он был бы не против поучаствовать в розыгрыше этого самого главного приза. Но этого, к сожалению, не будет, говорит Третьяков.

Роман Третьяков бывший участник проекта «Дом-2»

С точки зрения бизнеса «Дом-2» в свое время был очень успешным проектом. В 2017 году издание РБК подробно писало о том, кто стоит за его созданием, сколько денег тратится на производство и как менялись схемы владения правами. Начинал все это Валерий Комиссаров — создатель знаменитой программы «Моя семья» и экс-депутат Госдумы. Затем «Домом-2» стали заниматься компании, связанные с Александром Кармановым — одним из крупнейших поставщиков труб для «Транснефти», и структуры, имеющие отношение к бывшему директору ФК «Строгино» предпринимателю Сергею Анохину.

Как говорили собеседники РБК, производство шоу в начале 2010-х годов обходилось примерно в 2 млн долларов в месяц. Позднее на съемках «Дома-2» одновременно работали около 90 человек в Москве и еще примерно 60 сотрудников на Сейшелах. А зарабатывал «Дом-2» не только на самих телеэфирах. В империи были также журналы, кафе и даже брендированная тушенка. И, конечно, реклама, в том числе та, которой занимаются участники шоу в своих собственных аккаунтах в Instagram. Сколько на этом зарабатывают сами герои программы и какой частью дохода приходится делиться — неизвестно, но и сейчас на страничках участников в разделе «по вопросам рекламы» указан аккаунт dom2promo — то есть через магазин.

Но времена меняются. Рейтинги шоу упали. На ТНТ «Дом-2» больше выходить не будет. Ведущие обещают, что проект не умрет и они еще всех удивят. Комментирует гендиректор диджитал-агентства Uplab Павел Тарелкин.

Павел Тарелкин гендиректор диджитал-агентства Uplab

На смену «Дому-2» пришли TikTok-дома и вообще TikTok как явление. Хорошо это или плохо — каждый решает для себя сам. Но «Дом-2» хотя бы выходил в конкретное время на конкретном канале и, что важно, в конкретное время все-таки заканчивался. А TikTok теперь есть уже у каждого ребенка в руке в режиме 24/7. С другой стороны, все когда-нибудь заканчивается. Даже «Дом-2». Но этим 2020-й своих грехов не искупил.

Владелец ТНТ «Газпром-медиа» объяснил основную причину закрытия проекта. В последние два года «Дом-2» для телеканала стал нерентабельным, заявил гендиректор холдинга Александр Жаров: «Спорное заявление, что зрителем было молодое поколение. Предельно популярный вначале, он стал серьезно терять аудиторию в последние годы. Попытки изменить что-то внутри формата к успеху не привели».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Мария Третьякова вернула в шоу «Пацанки» Бэллу Кузнецову

19:14, 06.11.2020

В обмен телеведущая попросила у участницы сдержать три обещания.

Поделиться | Понравилось

Новосибирская участница Бэлла Кузнецова продолжит участие в шоу «Пацанки». Об этом стало известно во время очередного выпуска программы. Так, седьмой выпуск шоу «Пацанки» на телеканале «Пятница», который вышел в эфир вечером 5 ноября, начался с неожиданной новости. Преподавательница Мария Третьякова использовала свое право вето и дала бывшей участнице еще один шанс. Вернуться Бэлле на проект Мария разрешила при выполнении нескольких условий.

Мария Третьякова попросила Бэллу завязать с пагубными привычками. «Да, сорвалась, не сдержала слово и заслужила такой вердикт. Я знаю, сколько пережито, сколько пройдено. Я очень хочу, чтобы ты сделала три вещи: перестань пить, перестань нервничать и попробуй простить маму». Бэлла поблагодарила Марию и обещала сделать все, что в ее силах. «Я верю, что она сможет измениться и надеюсь, что она меня не подведет», — подытожила учительница.

Мария Третьякова вернула в шоу «Пацанки» пьющую 18-летнюю Бэллу Кузнецову

Бэлла доказала, что может исправиться, после очередного испытания в шоу, в ходе которого наладила отношения со совей мамой. Ранее новосибирской участнице было сложно найти с ней общий язык, они не виделись 12 лет. «У меня было не самое лучшее детство. Что видела я, не должен видеть ребенок вообще. Видела, как моя мама употребляла наркотики. Я люблю маму, но не понимаю, за что мне такое было. Почему она так со мной поступила, отказалась от меня?» — рассказала о своем детстве Бэлла.

Организаторы решили помочь «пацанкам» наладить отношения с их родными.

Так, седьмая неделя в школе леди была посвящена именно этому. На шоу приехала и мама Бэллы: всем на удивление их встреча прошла довольно трогательно. Женщина призналась, что не отказывалась от дочери. По ее словам, она родила дочь в тюрьме, откуда ее сразу забрали в детский дом. Бэлла была рада, что все наконец-то прояснилось. «Улетаю со спокойным сердцем, но буду, конечно, переживать, как она дальше будет проходить все испытания и как будет себя вести», — добавила мама Бэллы. В финале Бэлла призналась преподавателям, что очень счастлива примирению с матерью и теперь может спокойно с ней общаться.

Бэлла Кузнецова

Большинство участниц обрадовались возвращению пацанки Бэллы Кузнецовой из Новосибирска. «Я так счастлива! Я так ее обняла! Как сеструха, знаешь», — поделилась эмоциями участница Анжелика. Другая же участница оказалась не рада возвращению коллеги: «Прыгать на шею и радоваться не собиралась. Что тебя так на мало увезли?» – высказалась «Петруха».

Напомним, 18-летняя Бэлла Кузнецова со скандалом покинула проект «Пацанки» 29 октября. Решение расстаться с девушкой судьи приняли после того, как Бэлла нарушила данное ранее обещание прекратить употреблять алкоголь. До этого Кузнецова неоднократно находилась в состоянии алкогольного опьянения во время съемок. Кроме того, что девушка вновь напилась, участница также оскорбила одного из ведущих испытаний. После инцидента Бэлла попыталась оправдать свое поведение нервным срывом, однако жюри проекта остались непреклонны.

Читайте также:

Участницу «Пацанок» Бэллу Кузнецову выгнали из реалити-шоу за пьяную истерику

У большинства участниц 5-го сезона шоу «Пацанки» выявили серьезные проблемы со здоровьем


«Не получаю ответы на свои вопросы, но это не значит, что я перестану их задавать»

Максим Владимирович, завод, который вы возглавляете, – это довольно крупное предприятие, а «ОПОРА РОССИИ» – организация малого и среднего бизнеса. Почему вы решили присоединиться к ее работе – совпадают проблемы и задачи?

По обороту мы действительно скорее крупное предприятие, хотя по численности – среднее. Да, собственно, я и вижу «ОПОРУ РОССИИ» не столько, как сообщество совсем уж малых предприятий, а как платформу для консолидации средней и, может быть, крупной несырьевой промышленности, связанной c металлообработкой, машиностроением. Сейчас ведь мало крупных машиностроительных заводов. Современные технологии позволяют обходиться без большой численности персонала и размаха производственных площадей. В этом смысле мы, может быть, не по букве, а по духу соответствуем «ОПОРЕ». 

А что вообще заставляет предпринимателей-производственников участвовать в общественной деятельности?

Лично для меня это желание изменить что-то к лучшему. Участие в «ОПОРЕ» дает возможность ставить такие вопросы, которые в одиночку на моем уровне задать просто не получится. Для меня это инструмент для улучшения бизнес-климата, попытка исправить те недочеты и несуразности, которые существуют в законодательстве и в жизни. Мы занимаемся общественной деятельностью, прежде всего, для себя, но в итоге становится лучше всем. У нас что-то получается, что-то нет. Можно, конечно, занять такую позицию, что ты в принципе со всем согласен, смирился и не задаешь вопросов, даже если они у тебя есть. Но я свои вопросы задаю. 

Что вы как производственник думаете об импортозамещении? Какие условия нужно создать, чтобы оно состоялось, и кто должен это сделать – создать условия?

Я считаю, что сам процесс очень важен. Мы превратились только в поставщика сырья, покупающего взамен все остальное. С точки зрения состояния промышленности все прошедшие с момента развала Союза годы прошли «в минус». Многие отрасли умерли, многие производства разорились. В итоге страна оказалась абсолютно зависимой от импорта. Но так не должно продолжаться бесконечно.

Проблем в импортозамещении – огромное количество. Для того чтобы создать то или иное импортозамещающее производство, нужен весь спектр сопутствующей продукции, а с этим уже возникают проблемы.

Например, в кабельной промышленности нам приходится покупать практически все технологии, хотя это производство не какого-то пятого технологического уклада, а достаточно стандартное.

Не на много лучше и с сырьем. К примеру, в России, не выпускают кабельный пластикат. Также мы зависим от европейского сшитого полиэтилена. Если его перестанут нам поставлять, то мы не сможем производить ряд видов кабеля. Только в текущем году РОСНАНО удалось запустить первый завод по производству оптического волокна, тем самым избежать 100 % зависимости от импорта.

Занимаясь выпуском кабельной продукции, мы охотно перешли бы целиком на российские материалы и технологии. Но кроме пробелов по пластикату и волокну есть пробелы по оборудованию. Сейчас практически на любом кабельном заводе все оно австрийское, финское, редко – американское, но все импортное. 

Что, на ваш взгляд, нужно делать правительству, чтобы импортозамещение состоялось?               

Пожалуй, очевидные из возможных мероприятий правительство реализует. Оно пытается решить проблему, раздавая деньги и заказы, в первую очередь – оборонные. Но в любом случае результат быстрым не будет. Наша экономика настолько однобокая, что мы целиком зависим от четырех товаров на бирже. Пройдет несколько лет, прежде чем процесс деиндустриализации пойдет вспять. 

Если в деле импортозамещения возобладают идеологические доводы, не приведет ли это к падению качества продукции по рынку в целом?

Наверное, приведет. Скажу так: если взять «Мерседес» и отечественную марку, пусть и совсем не такого высокого класса, то для нас как для нации сейчас правильнее ездить на российских автомобилях. Возможно, это станет неким толчком для их производителя. Если мы сегодня не начнем выпускать машины (я имею в виду не столько автопром, сколько машины вообще), то не начнем их выпускать никогда. 

А чем государство может помочь, какие условия нужно создать, чтобы предприятия вашей группы работали на экспорт?

Основная проблема для нас – это возмещение НДС. Мы экспортируем медную катанку, которая нужна в кабельной промышленности и вполне бойко продается в Европе. Это продукт с достаточно небольшой добавленной стоимостью по отношению к сырью. Если НДС своевременно не возмещать, то через три–четыре месяца производитель потеряет возможность что-либо экспортировать. Так что для нас рецепт прост: начните возмещать НДС в течение двух месяцев, и мы справимся без какой-либо иной господдержки. 

Какие еще вопросы, касающиеся внешнеэкономической деятельности, вы считаете нужным отрегулировать?

У нас есть проблемы с закрытостью внешних рынков для российских производителей. Если вы попытаетесь продавать в Европе не сырье, а кабель, то с высокой долей вероятности вас туда не пустят, сославшись на технические регламенты, на необходимость многолетнего тестирования продукции, на то, что она может быть небезопасна. В то же время поток товаров в обратном направлении – в Россию – идет достаточно легко. Я считаю, что это, скорее, проблематика геополитики – защита внутреннего рынка и завоевание внешних площадок сбыта. Это проблема не каждой компании в отдельности, а нации в целом. Высокий политический статус государства открывает доступ к иностранным рынкам. А нам, производителям, ничего другого и не надо, чтобы продать свой товар. 

А что нужно сделать в плане сертификации, испытаний продукции? Возможно ли добиться, чтобы наши сертификаты признавались за рубежом?

Не думаю, что это скоро получится. Даже внутри России сертификация сегодня сводится к ведомственной аккредитации. Если речь идет о квалифицированном покупателе (промышленные, строительные компании, крупные торговые сети) у него всегда есть входной контроль.

Так, если вы продаете кабель в компанию «Россети», то они скажут: поставьте нам партию на испытания, и, если мы найдем кабель годным, то мы вас аккредитуем. Продать им что-либо без этого невозможно. Так же, например, поступает и Siemens, которому мы продаем часть своей продукции.

Поэтому применительно к нашей отрасли создавать какую-либо систему независимой сертификации бессмысленно и дорого. Например, металлургическая испытательная лаборатория стоит порядка трех миллионов долларов.

А вот навести порядок нужно. В кабельной отрасли существует множество небольших независимых лабораторий, которые оформят сертификат качества, даже не получив кабель на испытания. Их число нужно существенно сокращать, и необходимо вводить для них ужесточенную ответственность. Если на объект поставили кабель с сертификатом, в котором написано, что изделие негорючее, а потом случился пожар, то отвечать должны не только производители, но и те люди, которые выдали сертификат.   

У вас возникает необходимость участвовать в техническом нормировании, удается ли это?

Мы в рамках отрасли активно разрабатываем и обновляем профильные для нас стандарты. В этом процессе участвуют все заинтересованные игроки рынка. При этом они могут по-разному относиться к некоторым нюансам, прописываемым параметрам. Приходится договариваться. Например, разногласия были в ходе работы над ГОСТ Р 53769-2010, и часть положений в этом стандарте нам не нравится. Но это некий совместно выстраданный документ.

Работа со стандартами – рутинная, ежедневная, в которой задействованы отраслевой научно-исследовательский институт – ВНИИКП – и Технический комитет по стандартизации ТК 46 «Кабельные изделия». Возможно, какие-то узкие места здесь имеются, но в целом процесс идет. 

А чем занимается Научно-технический совет по развитию кабельной промышленности при Минпромторге, ведь он существует?

Если честно, я не совсем понимаю его задачи. Если речь идет о выборе наилучших производственных технологий, то мы, производители, выберем их сами, потому что это снижает наши издержки, позволяет нам заработать деньги. Если мы видим новые машины, которые реально лучше старых, то мы их и так покупаем, потому что находимся в очень жесткой рыночной борьбе. 

То есть на развитие кабельной промышленности Минпромторг не влияет?

Я бы не сказал, что что-то изменилось даже в последние месяцы, когда государство так или иначе пытается поддерживать промышленность. Например, в прошлом году я приложил много сил к тому, чтобы не допустить отмены экспортных пошлин на медные катоды. Однако Минпромторг в этом вопросе, к сожалению, нашу позицию не занял. В результате отмены пошлин медь в России подорожала, доходы бюджета снизились, зато дивиденды акционеров сырьевых компаний, видимо, увеличились. 

А чем занимается Фонд развития промышленности?

Фонд развития промышленности, в основном, субсидирует компании, снижая банковскую ставку. Но у нас, группы компаний «Москабельмет», проблема не в отсутствии денег. Мы можем самостоятельно осуществить любые инвестиции, которые сочтем нужными, но не видим, зачем это делать, так как по всем продуктовым направлениям имеем избыток мощностей. Наращивать их дальше смыла нет. 

Кадровая проблема для вашей отрасли существует?

Она существует для всего машиностроения. Мы об этом говорили в «ОПОРЕ РОССИИ». Сейчас обучение ведется с перекосом в сторону высшего образования и гуманитарных профессий. Я очень быстро могу найти бухгалтера, юриста, но не смогу найти сварщика пятого разряда. Пока мы выживаем за счет работающих пенсионеров и занимаемся наставничеством и обучением самостоятельно – ставим начинающего работника за высокотехнологичный станок, и в течение двух–трех лет он становится профессионалом. 

Что вы думаете по поводу Закона о промышленной политике?  

В принципе, в России сегодня всё правильно говорят о промышленной политике. Видимо, происходит период осознания, что все равно планирование развития промышленности должно быть и будет. Без этих перемен мы потеряем последние из «дышащих» производств. Каждое предприятие – это сообщество людей, пытающихся выжить на рынке. Мы будем стремиться выжить при любой промышленной политике в государстве. Но в его интересах создать условия, при которых субъекты производства начнут двигаться в эффективном направлении. 

Как член экспертного совета Комитета по промышленности «ОПОРЫ» что вы ожидаете от его деятельности?

Цель существования Комитета – экспертиза разного рода нормативных документов. Кроме того, мы представляем собой некий «интерфейс», осуществляя подачу «наверх» идей, претензий, жалоб бизнес-сообщества. Зачастую задать вопрос главе госоргана получается только через общественную организацию. Как отдельно взятый директор я для него ничего не значу. Но коллективное мнение, мнение бизнес-сообщества он игнорировать не может. 

То есть основная задача в том, чтобы задавать вопросы?

Не только задавать, но и получать на них ответы. Ну, смотрите: я – пахарь в поле, и все остальные – те, которые считают, раздают деньги – должны мне помогать. А если они не помогают, значит они мне не нужны. Понимаете, не я для них, а они для меня. Но некоторые чиновники, наверное, думают наоборот. Я не получаю на свои вопросы ответов, но это не значит, что я перестану их задавать. 

Валерий Третьяков / Легенды тульского Арсенала / Архив / ФК «Арсенал» Тула

Валерий ТРЕТЬЯКОВ

Накануне старта сезона-2000, после неожиданного оставления команды Владимиром Юриным, «Арсенал» возглавил Валерий Третьяков. И словно по заказу уже во втором туре у него случился матч-скандал. Что интересно, связанный с судейством нижегородца Игоря Егорова, вокруг работы которого столько было шума в премьер-лиге в 2005 году. А тогда игра «Рубин» — «Арсенал» стала для Егорова дебютом в первом дивизионе. Впрочем, процитируем официальное заявление по этому поводу футбольного клуба «Арсенал». 
«Тульский клуб подошел к сезону не в лучшей форме, но за счет желания и активности „Арсеналу“ удалось вырвать очко в первом туре. Судейство в матче со „Спартаком-Чукоткой“ тоже идеальным не назовешь. Но то, что произошло в Казани, невозможно отнести даже к односторонней принципиальности арбитра. Чем уж ему так понравились хозяева — вопрос открытый. Но помогал он им как мог. Все началось еще в первом тайме: карточки получали только тульские футболисты, во вне игры попадали тоже только они. Но вторая половина матча стала для „Арсенала“ сущим кошмаром. Один выход на поле первого французского легионера дорогого стоит. Он успел отличиться трижды: сначала картинно упал перед штрафной, затем нанес травму Сергею Лемешко (тульский полузащитник с сотрясением мозга покинул поле, а судья на нарушение даже не отреагировал) и „божественной“ рукой, явно усвоив в детстве уроки Марадоны, поучаствовал в голевой атаке „Рубина“. О голе следует сказать отдельно: подачу с правого фланга продолжил рукой высоко выпрыгнувший и не позволивший Комзикову добраться до мяча Давид Ражо, затем футболисты „Рубина“ свалили Гвилдиса, рванувшегося к мячу, апогеем беспредела во вратарской стала прямая нога Бесчастных, который внес мяч в ворота, только чудом не оторвав обе ноги Мингачеву. Руководство „Арсенала“, несмотря на попытки поставить арбитру встречи высокую оценку, отказалось подписывать протокол матча и направило в КФС протест, в котором около 30 претензий к Игорю Егорову. Причем отобраны лишь те моменты, которые не вызывают сомнений. Как сказал начальник команды Владимир Афонский после матча: „Игроков можно сколько угодно готовить к чемпионату, но к такому судейству подготовить просто невозможно“. Тренер туляков Валерий Третьяков считает, что победить „Рубин“ при таком отношении арбитра можно, лишь превзойдя его на голову, а „Арсенал“ пока выше лишь на полголовы».
Сделаем скидку на излишнюю эмоциональность, присущую любому гневному отлупу в адрес арбитра со стороны футбольных клубов. О судейском беспределе обычно пишут максимально ярко. Но пишут, пишут, пишут. Благо в том сезоне арбитры давали к этому повод не раз. Свистеть против нас стали даже в домашних матчах, и это было симптомом.
А тут еще и без судей проблем хватало. Что ни матч, то новая травма, одна другой тяжелей. Самая памятная в том году — подкат автозаводца на торпедовском стадионе прямо в живот Ермилову, после чего нашего игрока увезли прямо с футбольного поля в больницу, и врачи еще боролись за его жизнь. Ермилов, кстати, поправился лишь к концу чемпионата, и все у него вроде в порядке. В 2005-м играл в Набережных Челнах в первом дивизионе. Плюс вечные проблемы с пришедшим в команду супернападающим Куценко, запомнившимся капризным характером и массой неиспользованных моментов. Да и на Самарони Третьяков жаловался, что тот все ходит и ноет, как все плохо, и лучше уже не будет. Бразильца, правда, в конце концов выпроводили в команду, в которой ему было явно лучше, — самарские «Крылышки».
В середине лета снялось с розыгрыша непутевое детище Романа Абрамовича — «Спартак-Чукотка», любимая команда всех чукотских любителей футбола, видеозаписи московских игр которой они якобы смотрели долгими северными ночами. И добро бы заявили об отказе играть где-нибудь в начале лета, а то иезуитски нашли денег, чтобы слетать из Москвы на последнюю игру первого круга в Читу, и только после этого канули в небытие. Согласно регламенту, если команда провела половину матчей, то все результаты сыгранных ею матчей не аннулируются. Таким образом «Арсенал» оказался в числе пострадавших. Он-тоиграл с «Чукоткой» на ее поле — в Москве, да еще в первом туре, когда команда была полна всяких надежд и оптимизма. С трудом вырвал в том матче ничью, которая вышла в минус. Другие-то к лету играли и обыгрывали совсем другой «Спартак-Чукотку», окончательно потерявший ко всему интерес.
Правда, из этой команды в перерыве между кругами в Тулу пришел любимый футболист Третьякова Олег Стогов, который потом выступал у нас до самого своего ухода из большого футбола. Вернулся в «Арсенал» великий и ужасный Кузьмичев, на голеадорские качества которого рассчитывали все болельщики. Потом опять ушел, потом еще возвращался, но в тренерские модели Третьякова так и не вписался.
Да что футболисты! Молва едва не устроила очередную тренерскую рокировку, сосватав Ярцева, которого в Волгограде в тот момент заменил Кучеревский, к нам в Тулу. Причем как факт воспринималось и сообщение о том, что Третьяков, в свою очередь, возвращается в Липецк. В общем, «или он украл, или у него украли, но замешан». В некотором приближении слухи соответствовали действительности. По крайней мере, в той части, что тульского тренера настойчиво звали в «Металлург». Однако, по словам Валерия Михайловича, он от этого предложения отказался.
Вообще Третьяков выглядел заложником ситуации. Ему и самому, похоже, не совсем было понятно, что делать. Строить новую команду? Но как это делать, если при таких результатах не может себя чувствовать спокойно ни один российский тренер — тренерские головы рубятся очень легко. Конечно, Валерию Михайловичу можно было попенять на то, что игроки в команду подбирались и при его содействии. Он это и сам не раз подчеркивал. Но все-таки решающее слово зимой оставалось за тем, кто на тот момент отвечал за результат. Для примера, в ходе зимней подготовки Юрин неоднократно подчеркивал: в его команде не будет игрока с амплуа плеймейкера. И наличие лидера в команде ему также необязательно. «Арсенал» будет строиться по принципу не «команды звезд», а «команды-звезды». Как бы это выглядело на практике, уже никто никогда не узнает. Но начался чемпионат, и в ходе первого круга Третьяков пытался решить именно эти болевые проблемы, хотя бы определиться с разыгрывающим. На этой позиции кто только не играл. Лучше других выглядел Жеваченко. Но ему было отведено немного времени, практически весь первый круг он пропустил из-за травмы. То же и с лидером. Футболиста, способного воздействовать на партнеров по ходу матча, в команде не было. По поводу лидера Третьяков как-то на одной из пресс-конференций в сердцах попенял в адрес Клейменова: «Я думал, он будет мне помощником…»
Но даже при таком положении дел главным нашим врагом того сезона оказались травмы. Не больше месяца команда выступала в составе, приближенном к боевому. Да и то в апреле — мае, когда и сыгранности-тоособой не было. А потом пошло-поехало: Жеваченко, Ермилов, Кушнир, Гвилдис, Лемешко, Стогов… Не успевали залечить одного, как вылетал из состава другой. Сначала говорили, что Жеваченко необходимо делать операцию, потом вроде бы необходимость в ней отпала. Лемешко не успел восстановиться, как в игре с «Шинником» опять надолго выбыл из строя — перелом ребра. Стогов только пришел, и уже травмирован.
В «Арсенале» попросту некому было играть, и денег небогато. А потому возможность пригласить игроков, да еще опытных — Стогова и Кузьмичева, которые достались практически бесплатно, была просто подарком. После одного из матчей от главного тренера «Арсенала» прозвучала такая оценка состояния дел в команде: «Сейчас все строится только на добром слове и честных, порядочных отношениях. Ребята играют просто потому, что я прошу их. И при нынешнем финансовом состоянии вы видите: они выходят и бьются. Ну не везет… Но даже при такой ситуации не сдаемся».
Зато впервые за много лет команда стала проявлять интерес к воспитанникам своей ДЮСШ. В частности, был включен в заявку шестнадцатилетний вратарь Антон Тетерин.
— Во-первых, он мне очень понравился еще месяц назад, — говорил Валерий Михайлович, — во время двусторонней игры. Я всегда считал, что в команде должно быть два основных вратаря и еще третий — местный мальчик, который должен у них учиться. Ведь в детских спортивных школах редко индивидуально работают с вратарями. Ну, а кроме того, у нас сейчас оба запасных вратаря — и Комзиков, и Ковнеристов — травмированы. Поэтому я попытался найти этого мальчика и заявить. Пока по работе, по его данным он мне симпатичен.
Одна из самых памятных игр того чемпионата — кубковый поединок с элистинским «Ураланом», возглавляемым Борисом Буняком. В игре в Туле ему не сиделось на тренерской скамейке, он то и дело с нее вскакивал и бегал по всей технической зоне. В один момент даже слегка потолкался с резервным арбитром, который пытался пресечь попытки выйти за границу этой самой зоны. Буняку было почему выходить из себя. Никак не получалось у его сборной непонятных игроков из Бразилии, с Балкан и окрестностей вразумительной игры. А ведь не далее как за два дня до визита в Тулу тренер «Уралана» обещал, что его команда будет цепляться за высший дивизион «руками, ногами, сердцем и другими частями тела». А тут даже против представителя менее элитного подразделения руки-ноги не работали.
«Арсенал» начал кубковую игру так, словно это было продолжение триумфального предыдущего поединка против «Балтики», которую туляки разделали под орех, показав при этом лучшую игру в сезоне. Забили в чужие ворота три «сухих» мяча, а могли и больше. При этом Елисеев сделал дубль, и в списке арсенальских бомбардиров с девятью мячами обошел Куценко на один гол.
Игроки «Балтики» в течение девяноста минут, и футболисты «Уралана» за первую половину матча практически даже не подумывали о том, чтобы перейти центр поля, только отбивались. Но представители высшего дивизиона при этом умудрились забить, воспользовавшись ошибкой Валерия Клейменова. Он неудачно вышел на перехват, а Джефферсону после того, как вратарь промахнулся, оставалось только подставить голову. Хорошо еще Яблонский с пенальти, назначенного за нарушение против Куценко, был хладнокровен. При счете 1:1 соперники имели равные шансы на успех, но пришлось бить пенальти.
Первыми согласно жеребьевке к одиннадцатиметровой отметке подошли гости. И три дуэли у них выиграл Валерий Клейменов, парировав в том числе мяч и от своего коллеги, вратаря «Уралана» Кошелева. А в концовке Джефферсону не суждено было претендовать на звание нового героя Калмыкии. Он пробил выше, и от арсенальцев даже не потребовалась пятая попытка. Наша команда вышла в следующую стадию Кубка. После матча тренеры были взаимно любезны. Буняк сказал, что «Арсенал» встретил их крайне негостеприимно, и у него серьезные претензии к предвзятому судейству. Что же касается соперника, то он лишь в первые пятнадцать минут показывал качественный футбол. А Третьяков ответил, что «Уралану» с такой игрой в первом дивизионе было бы трудно закрепиться даже в верхней десятке. И вообще из игроков соперника он никого не хотел бы видеть в своей команде.
Позже «Арсенал» прорвался и в четвертьфинал Кубка России, повторив достижение двухлетней давности. На финише сезона наши также в серии пенальти обыграли в Краснодаре «Кубань», сыграв в основное время 1:1. Единственный мяч с игры забил у Тулы Игорь Иванков. И теперь следующей весной «Арсеналу» предстояло сразиться с самарскими «Крыльями Советов».
Что же касается чемпионата, то одержи канониры в последнем туре победу, заняли бы почетное восьмое место, что стало бы прогрессом по сравнению с сезоном-99- В целом, с учетом таких факторов, как нежданная отставка Юрина и резко сократившееся финансирование, итоги сезона можно было признать удовлетворительными. Валерию Третьякову удалось из футболистов, не являющихся яркими звездами, создать достаточно неплохую, крепкую команду, которая выдала на-гора несколько неплохих матчей в первенстве. Символом клуба 2000 года можно считать Виталия Ермилова, который вернулся в состав после жуткой травмы да еще забил в краснодарской серии пенальти последний, победный тульский гол.
В межсезонье предполагали оставить всех, кто устраивал команду по своим игровым качествам, но не получилось. Так местный воспитанник Алексей Юрищев уехал играть в московское «Торпедо», где, к сожалению, дела у него так и не заладились. Валерий Клейменов фактически стал тренером и занимался с вратарями. По причине ставки на молодых, отказались от Мингачева, Иванкова, Виктора Яблонского, который, казалось, был незыблемым игроком основного состава. Третьяков ведь не скрывал, что это один из его любимых футболистов в команде.
-Виктор хороший футболист, но меня не устраивает его функциональное состояние, — объяснял он свое решение. — Ему будет тридцать один, у него большие проблемы с позвоночником и старыми травмами.
При схеме в три защитника, когда Виктор играл чистильщика, или заднего центрального защитника, он вы глядел неплохо. А игра в четыре защитника, на которую мы переходим, требует твердых, жестких, смелых единоборств — один в один, без боязни. Он эту работу выполнить не может, просто-напростоне успевает. Все те поражения, которые происходили на сборах, в основном были по его части. Поэтому я с ним сел в конце сбора и объяснился. Он сказал: «Может, я еще один сбор отыграю?» Я ответил: «Виктор, этот сбор ты потом мне будешь вспоминать, можешь не успеть вовремя найти новую команду. Я тебя продержу еще и все равно отпущу, я уже с тобой решил. Ты и команду не найдешь, и здесь играть не будешь. Ты же на меня еще и обидишься».
Одним из самых запоминающихся новичков стал нападающий из питерского «Локомотива» Владимир Иванов. Он потом еще долго будет метаться между Тулой и Липецком, приходя то в одну команду, то в другую. А запомнится фатальным невезением при реализации голевых моментов. Хотя, справедливости ради, у Третьякова он был уже не на острие атаки, а играл крайним полузащитником — Валерий Михайлович рассчитывал на его скоростные качества и умение атаковать со второй позиции. В новичках того сезона мог оказаться полузащитник «Носты», нынешний спартаковец Бояринцев, с которым велись переговоры, но тот в конце концов принял предложение казанского «Рубина».
В целом же Третьяков был доволен, как идут дела.
— На этом этапе есть недоработки, над которыми будем трудиться на заключительных сборах. В частности, продолжать работать над увеличением скоростно-силовой работы, еще мощнее акцентироваться на жестком прессинге. Именно в такой футбол сейчас играют в Европе — основанного на динамике, движении, мобильности, борьбе. Бьются все! «Галатасарай» в недавнем матче Лиги чемпионов превзошел «Милан» именно в жесточайшем прессинге, и итальянцы ничего не могли сделать. Над этим — динамизмом — мы сейчас очень много работаем. Взаимопонимание сейчас на поле даже лучше, чем у прошлогодней команды в конце сезона. Потому что ведущие роли принадлежат все-таки игрокам прошлого состава: Стогову, Зезину, Юдину, Веселову… Опять-таки в прошлом году из-за плотного календаря практически не было времени как следует наиграть взаимодействие. Здесь же целенаправленно была разработана программа, по которой мы шли. И мы не возили на каждый сбор на просмотр новых игроков большими партиями. Возьмем двух-трех, посмотрим… Сейчас, на последних сборах, я посмотрю одного нападающего — Василия Яблонского из «Уралана», — и то не уверен в конечном успехе, потому что все, что есть хорошего в России, уже раскуплено. Приглашения возможны именно точечные, потому что команда практически сформирована. Тем более еще в прошлом году, зная нашу финансовую обстановку, я и не пытался строить какие-то иллюзии по поводу приглашений новых футболистов.
Однако, говоря о традиционных тульских планах на сезон — борьбе за выход в премьер-лигу, Третьяков, пусть и без особой уверенности, но их не отметал:
— Я не думаю, что все дело в деньгах.
Свой первый сезон без бразильцев «Арсенал» начинал оптимистично. Проиграл, правда, кубковый четвертьфинал в Самаре 0:3, но кто ждал в том матче победы? Зато в чемпионате начал с трудовой победы над «Томью» 1:0 после точного удара в конце встречи Дорошенко. А после этого начались провалы. Самый громкий — домашний 0:3 от краснодарской «Кубани», которую тогда тренировал Долматов. Обе команды в защите играли в модную линию. Но наша линия оказалась пунктиром, в котором соперник то и дело находил лазейки. Олег Васильевич, считавшийся тогда едва ли не лучшим в России специалистом по игре в линию, после игры удивлялся: вроде грамотная команда, дисциплинированная, футболисты все делают правильно. А такие ошибки! Впрочем, и своей крупной победе не мог не радоваться.
По всей видимости, то поражение стало переломным в сезоне. И арсенальский корабль дал течь. Следующие четыре матча команда проиграла с общим счетом 0:10! Хотя то, что корабль действительно тонет, стало очевидно только к лету, когда тренерский штаб был срочно доукомплектован специалистом со странной репутацией — Владимиром Федотовым. Вроде бы его пригласил помочь сам Третьяков, который никак не мог наладить игру таким образом, чтобы «Арсенал» стабильно начал набирать очки. Федотов и Третьяков уже работали вместе, в Липецке. Но тогда Владимир Григорьевич, поруководив «Металлургом» в течение одного круга, неожиданно принял предложение «Сокола» и на второй круг чемпионата укатил в Саратов, оставив Третьякова наедине с его проблемами. А вообще во всех командах, где он работал, отзывались о Федотове как о квалифицированном тренере. Но долгосрочных контрактов не заключали.
В Туле поначалу его роль была довольно расплывчатой: и тренер-консультант, и помощник Третьякова, и, наконец, главный тренер. При этом особого желания расставаться с Третьяковым тоже вроде не было, хотя сам Валерий Михайлович уже намекал о своей вероятной отставке. Однако после ничьей 1:1 в Тольятти, которую можно было рассматривать как удовлетворительный результат, Валерий Михайлович утверждал, что разнесенную газетчиками по всему свету фразу о том, что матч с «Газ-Газом», возможно, был его последним в «Арсенале», журналисты просто не так поняли.
Однако дыма без огня не бывает. И последним в том сезоне матчем для Третьякова стала как раз игра в Тольятти, за которой с трибуны наблюдал прилетевший вместе с командой Федотов. На очередную домашнюю игру с «Ураланом» команду готовили помощники Третьякова. Федотов взял паузу на размышление, забрал несколько видеокассет с записями игр «Арсенала» и уехал домой смотреть видео. Отставленный Третьяков, о вероятном уходе которого говорили больше месяца, без работы не остался и тут же оказался на посту главного в Липецке. По всей видимости, именно это обстоятельство и было главным побудительным мотивом во всех этих разговорах про отставки. Да и сам Валерий Михайлович через полгода скажет: «Я думал, что отдаю команду в надежные руки», имея в виду руки Федотова. Интересно, что Владимир Григорьевич оказался в Туле лишь с третьей попытки. Прежде его звали сюда в 1996 году, но потом предпочли Кучеревского, а несколькими годами позже — вместо Буряка. Однако на сей раз уже Федотов не спешил давать согласие. На пресс-конференции после матча со смоленским «Кристаллом» (0:0) исполняющий обязанности главного тренера Владимир Афонский так объяснял его мотивы:
— Владимир Григорьевич высказывал свои опасения в связи с тем, что команда подбиралась под другую модель игры. Сейчас нужно конструировать иную игру, а этого не получается. Он думает. Я уж говорил, что если он придет, то будет ставить перед собой, перед игроками, перед президентом клуба другие задачи. Для этого нужны, видимо, люди, которые бы отвечали требованиям Владимира Григорьевича к игрокам.
Федотов принял команду со второго круга в достаточно стабильной турнирной ситуации. «Арсенал» шел ровно в середине таблицы с приличным отрывом от зоны вылета. Дозаявку Владимиру Григорьевичу позволили сделать вполне серьезную — Бабий, Заярный (по выражению нового главного, игрок, какого в Туле никогда не было!), Кагазежев, Мухамадиев, Коровушкин. Практически все с опытом выступлений в высшей лиге. Коровушкин, правда, только-только начал оправляться от травмы и запомнился лишь тем, что умел только создавать голевые моменты. Однако в шести играх второго круга на счету «Арсенала» было всего два очка — за нулевые ничьи с «Балтикой» и Красноярском, и перед командой вновь замаячила угроза вылета. И чем дальше, тем вероятней она была.
«Погибаем, но не сдаемся» — под таким девизом проходили последние матчи сезона. Много говорили о плохом судействе матчей с участием «Арсенала». Особенно на это упирал сам Федотов. Но при этом «Арсенал» не смог отобрать очки у прямых конкурентов в борьбе за выживание — в Ижевске (он тогда шел третьим от конца) и Смоленске. И уж в этих играх команда могла предъявлять претензии только к себе. Никакие судьи были ни при чем. В последних домашних матчах игра команды смотрелась. Битве с «Шинником» не помешала даже ослабленная средняя линия — из-за дисквалификации не было Зезина, Кагазежева, Стогова, и по причине травмы — Бабия. Ничья с лидером вселила определенные надежды в сердца болельщиков. Команда не скисла, не смирилась с участью неудачника, сумела даже отыграть пропущенный от «Шинника» мяч, могла и победы добиться, улыбнись на последней минуте добавленного времени счастье Криулину. После ничьей с «Шинником» команда выдала серию из пяти беспроигрышных матчей, обыграв 1:0 в Чите «Локомотив» (конкурента в борьбе за выживание), дома «Амкар» 2:1 и 1:0 «Локомотив» из Нижнего, сделав также две ничьих — в Астрахани и Казани.
За два тура до финиша мы сохраняли прописку в дивизионе, если не проигрывали дома «Химкам», стоявшим на вылет. Понимая значимость матча, руководство клуба объявило бесплатный вход на игру, и трибуны заполнили около двенадцати тысяч болельщиков. Все девяносто минут туляки владели преимуществом, однако никак не могли воплотить его в голы. Счет во втором тайме открыли гости. За шесть минут до конца Зезин сделал его равным. Ничья «Арсенал» устраивала более чем, но команда зачем-то помчалась вперед шашки наголо, и перед самым финальным свистком футболист «Химок» убежал в контратаку. Голкипер Дьяконов помчался далеко из своей штрафной ему мешать, был легко обыгран, а в пустые ворота умеют забивать даже аутсайдеры. На послематчевой пресс-конференции Владимир Федотов, отвечая на вопрос, стоило ли после забитого ответного мяча безоглядно бросаться в атаку, сказал: «Для нас что ничья, что поражение — все было едино». Владимир Григорьевич тогда ошибся.
Даже с поражением от «Химок» для «Арсенала» еще ничего не было потеряно. Предстояла игра в Томске, и в случае нашей победы вылетал «Локомотив» из Читы. По нравам первого дивизиона, выигрывать должен был тот, кому это выгодно. Примерно так посчитал и журналист одного очень центрального спортивного издания, который в день матча пообещал съесть номер своей газеты, запивая его «…разными жидкостями. От кефира производства воронежского молокозавода до грузинского вина „Ахашени“, если результат будет не тот, какой надо. Если кто-то верит, что „Арсенал“ не победит в Томске, то подобная точка зрения — идеализм», — утверждал он.
Говорят, это заявление только придало злости футболистам Томска, которые и без того хотели помочь географическим соседям из Читы. И помогли. Не без помощи арбитра, правда, не засчитавшего за несколько минут до конца гол Мухамадиева, оставлявший «Арсенал» в первом дивизионе. Да еще и счет был открыт после достаточно сомнительного пенальти. Результат 1:1 позволил «Арсеналу» набрать одинаковое количество очков с читинским «Локомотивом», но наши вылетели из-за худшей разности забитых и пропущенных мячей. Ничьей с «Химками» в этой ситуации хватало через край. Не передать, сколько злорадства в отношении любителя воронежского кефира и вина «Ахашени» вызвал этот результат среди болельщиков «Арсенала» и «Томи». Но нам только тем и оставалось утешаться, что в последней игре сезона рассчитывали лишь на свои силы.
В новом сезоне первый «Арсенал» не только сохранил лидерские амбиции, но и привлек на трибуны болельщиков заявкой Валерия Шмарова, того самого автора золотого гола «Спартака» в незабываемом сезоне 1989 года. На пост главного тренера вернулся из Липецка Валерий Третьяков. Единственный игрок прошлого сезона, который теперь сразу оказался в стартовом составе, — Коровушкин. Лучший показатель для нападающего — голы в чужие ворота. И Сергей именно голами оправдывал все те авансы, что выдавались ему прежде. В игре Рыбинском в «Арсенале» дебютировал пришедший из казанского «Рубина» (а вообще воспитанник спартаковской школы) защитник Букиевский. В общем, состав того года выглядел немногим хуже, если не лучше того, с которым «Арсенал» вылетал из первого дивизиона. Ключевой матч чемпионата состоялся летом в Туле. «Арсенал» принимал калининградскую «Балтику». В случае победы туляки еще сохраняли какие-то шансы в гонке за лидером. Выиграй «Балтика», и она становилась практически недосягаемой. Гости приехали за день до матча и успели даже изучить все, что писали о них в тульской прессе. Что в какой-то степени их дополнительно завело. Как признался потом Беньяминас Зелькявичус, хотели доказать, что побеждают по игре, а не в результате махинаций, о которых писали в Туле. Хотя все разговоры о «черных» играх у нас цитировались со слов калининградских же газет и сайтов.
Коровушкину в этом матче дали задание играть левого полузащитника, дуэт нападающих составили Шмаров и Кузьмичев (последний впервые в этом году появился на поле в стартовом составе). После долгого перерыва вышел на поле Олег Стогов. У нас многое получалось, кроме завершающего точного удара. А вот балтиец Мустафин после розыгрыша углового оказался куда как расторопен и со второй попытки послал мяч в сетку ворот Крыканова. Таким образом, самый главный поединок года «Арсенал» проиграл. И отставание от лидера действительно стало просто недосягаемым.
Главный тренер «Балтики» Беньяминас Зелькявичус не скрывал своего удовольствия по поводу исхода матча.
— Мы тщательно готовились к этой игре и добились положительного для себя результата. Хотя в дебюте встречи территориальное преимущество имели хозяева. Мы проигрывали середину поля, у нас был большой разрыв между линиями, это умело использовал «Арсенал». Вообще эта команда мне нравится. Я просматривал много игр «Арсенала» и считаю, что это очень организованная команда, видна продуманная работа тренера, неплохая коллективная игра. Может, сегодня игры у нее не получилось. Но я видел запись матча «Арсенала» в Череповце, который завершился 0:0, и туляки смотрелись там очень хорошо. Это везение «Северстали», что она не пропустила. Посмотрев игру, я очень беспокойно спал. Но когда мы забили гол, конечно, хозяевам стало очень тяжело. Ведь нас с турнирной точки зрения устраивала даже ничья.
А вот тренер «Арсенала» Валерий Третьяков был заметно расстроен результатом, что понятно.
— Мы действительно имели преимущество, но это преимущество было только в начале игры, когда мы были активны. А потом опять случилось то, что у нас в последнее время происходит, когда нет единого порыва в команде. Одни пытаются что-то сделать, другие отстают, и в итоге игра рассыпается. Гол же нас сломал окончательно.
Конечно, поражение было обидным. Но, с другой стороны, «Арсенал» (а также ТОЗ, «Машиностроитель», «Металлург» и пр.) никогда в своей истории не выигрывал конкуренции. НИ-КОГ-ДА! Если не считать конкуренцией опереточную борьбу 1997 года с «Локомотивом» из Лисок, когда случилось первое и последнее на тот момент первое место, которое тульская команда выиграла. А до этого мы уступали (и со звездными тренерами) любому — от коллег-оружейников из Ижевска до райцентров Арзамас и Димитровград. Так что случившееся в том году — всего лишь тенденция, которую не удалось переломить и «Арсеналу» Третьякова. Позади была жизнь на широкую ногу времен Кучеревского, выкрутасы Буряка и бразильские самбы. А что впереди — не мог сказать никто.
Порадовало, правда, что расставание с мегазвездой того года Валерием Шмаровым вышло добрым и печальным. Без шума и скандала, как это раньше бывало. Валерий уехал домой, когда возникла нужда помочь родному Воронежу. Об этом изначально существовала договоренность, так что без обид. Но о Туле у него остались самые добрые воспоминания. — Меня здесь все устраивало. Мне доверяли, я много играл. Больше всех забил за первый круг. Наверное, больше всех раздал голевых передач. Работалось в охотку. Атмосфера в команде прекрасная. Руководство относилось ко мне по-особому, я это чувствовал. Но жизнь вносит свои коррективы. Надо чем-то жертвовать. Однако могу сказать только самые хорошие слова о городе, о людях, о руководстве. О Туле сохранится добрая память. Не то, что о некоторых других городах, в которые забрасывала судьба.
Если в сезоне-2002 у нас был серьезный конкурент в борьбе за путевку в первый дивизион — в лице калининградской «Балтики», то в следующем году, казалось, дорога к повышению была расчищена. И «Арсенал» здорово укрепился, вернув в свои ряды ветерана Валерия Климова, который, по настоянию Третьякова, стал капитаном, и среди соперников не значилось команды, ставившей перед собой задачу выхода в первый дивизион. Вернулся из Краснодара и защитник Станислав Криулин.
Однако сезон команда начала сенсационно — с двух поражений подряд — 1:2 в Спирово, пропустив оба мяча в самом конце матча, и 0:1 в Питере от «Петротреста». Третьяков сгоряча собирался подать заявление об отставке, но команда за своего тренера вступилась, сказала, что больше такое не повторится.
— Мы начинали на искусственных полях, а готовились на естественных, — объяснял потом Валерий Михайлович. — Вот и попали в своеобразную ловушку. Вдобавок некоторые футболисты не могли принимать участия в этих матчах: им нельзя играть на искусственном покрытии. Ну и конечно у ребят было некоторое благодушие перед сезоном. Некоторые поверили, что соперники сами поднимут руки и сдадутся. А все команды, наоборот, выходили на матчи с нами, как на последний бой.
Но уже в первой домашней игре, где Коровушкин сделал покер и еще один мяч забил Климов, «Арсенал» разгромил «Спортакадемклуб» 5:1, и с тех пор видимых препятствий на пути к первому месту у тульской команды не было. Путевку на повышение команда выиграла задолго до окончания чемпионата. И сделала это очень эффектно, не оставив камня на камне в Иванове от «Текстильщика» — 6:1! И опять же покер — четыре забитых мяча в одной игре — был на счету Коровушкина. Случилось это аж 26 сентября, за месяц до последней игры! Бомбардирский результат Коровушкина — 25 забитых мячей за сезон, был одним из лучших в истории тульского футбола.
Украшением сезона стала двухраундовая дуэль 1/16 Кубка России с ярославским «Шинником», который на тот момент еще не потерял шансов даже на попадание в тройку призеров премьер-лиги. Впрочем, и в Кубке команда собиралась продвинуться как можно дальше. Тогда на футбол еще в Туле активно ходили, и первый матч посетило десять тысяч болельщиков. Команды играли в таких составах: «Арсенал»: Кликин, Селезов (Кузнецов, 46), Букиевский, Криулин, Кирпичников, Шишковский (Шевырёв, 78), Тищенко, Мазов, Иванов (Надейкин, 46), Коровушкин, Климов. «Шинник»: Станев, Кульчий (Жиров, 83), Хомуха (Кухарж, 46; Васильев, 60), Скоков, Берко, Штанюк, Дубинский, Хазов, Клюев, Даев, Шевченко. Помимо всего прочего, это был первый после долгого перерыва приезд в качестве игрока в родной город В. Даева, туляка по происхождению, который у себя дома почти и не играл, тренерам не прилянулся. Зато после зачисления в Смоленский институт физкультуры его заметили тренеры местного «Кристалла», за который он играл на первенстве области, потом во второй лиге и потом получил приглашение в высшую лигу, где доигрался даже до приглашения в сборную России.
Матч с «Шинником» проходил в сложных погодных условиях, чем тоже надолго запомнился всем очевидцам. Наиболее поэтично его описал на сайте болельщиков «Арсенала» тульский спортивный журналист П. Портянский. «Не очень сильный дождь сопровождался жутким ветром, изменявшим траекторию полета мяча до неузнаваемости. Но футболистам-то не любоваться на нее надо было, а пытаться предугадать! В то время как предсказать точку приземления мяча после удара по нему было абсолютно невозможно. Голкипер выбивает от северных ворот — мяч взмывает в небо, пытаясь по привычке очертить параболу, но, достигнув высшей точки, падает не то чтобы отвесно, а даже в обратном направлении. Ни разу, пожалуй, не удалось голкиперам выбить от северных ворот на другую половину поля. Но это еще полбеды. Местные турбулентности приводили, например, к тому, что мяч, который по всем законам физики должен был улететь за линию ворот, отправлялся за боковую. Потом катился вроде бы в аут, но останавливался на ровном и сухом месте, пытаясь чуть ли не назад развернуться… В итоге в первом тайме за счет погодных условий серьезное преимущество имел «Шинник», которому до перерыва ветер дул в спину, а во второй половине игры в выигрыше оказался «Арсенал».
Судьбу матча решили два гола Антона Хазова, забитые еще до перерыва. На одиннадцатой минуте он успел к уходящему, казалось бы, мячу и распорядился им так, как это и должен уметь форвард премьер-лиги, пусть даже и российской. Второй раз он отличился минуты за полторы до конца тайма, обойдя перед решающим ударом сразу нескольких наших защитников. Туляки тоже имели возможности отличиться. В один из моментов у главного арбитра матча даже была возможность указать на одиннадцатиметровую отметку в штрафной гостей — было очевидно, что кто-то из ярославцев сыграл рукой, но это нарушение осталось без внимания. Как бы то ни было, наши временами имели заметное преимущество, чему свидетельство дружное скандирование знаменитого российского клича «Мо-лод-цы!», которое перед самым финальным свистком раздавалось с трибун. При счете-то 0:2. И это еще болельщики не знали, насколько футболисты действительно молодцы.
«Мы не уступили по игре, мы проиграли эпизоды, в которых нужно было правильно сработать, — резюмировал после игры главный тренер „Арсенала“ Валерий Третьяков. — Начали нормально, но при стандартном положении Криулин теряет игрока. Второй гол — парень легко обыгрывает двоих. Сказалось, что „Шинник“ сейчас показывает добротный футбол, я так и думал, что его игроки выйдут очень серьезно настроенными. Во втором тайме у нас вообще просто невезение какое-то было».
Однако в повторной встрече, которая проходила в Ярославле, команда едва не сотворила сенсацию. Уже в середине первого тайма счет был 2:0 в нашу пользу! Отличились Надейкин и Коровушкин. И вот тут нападающие обеих команд раздухарились. На перерыв соперники уходили при счете 2:2. С началом второго тайма хозяева вышли вперед, но теперь уже Климов восстановил равновесие, а за пятнадцать минут до конца матча Даев после прострела вдоль ворот послал мяч в свои ворота. Хозяева заметно нервничали, так просто вылетать из розыгрыша Кубка в их планы явно не входило. Но счет 3:4 в пользу «Арсенала» продержался до конца матча.
А завершал тот год первый розыгрыш Кубка ПФЛ — для победителей зональных турниров первого дивизиона, который проходил на искусственном покрытии стадиона «Лужники». Наши были вне конкуренции. Обыграв 1:0 «Луч-Энергию» из Владивостока и «Орел» 2:1, туляки, как и в играх чемпионата, стали досрочными победителями. В ничего не решавшем матче с «КамАЗом» они сыграли вничью 2:2. Лучшим игроком турнира признали Валерия Климова, а лучшим нападающим — Сергея Коровушкина. Кроме того, туляки сняли все точки над «i» в дежурном споре, какая из зон второй лиги сильнее.
«По игре мы превосходили всех, — подводил итоги турнира в газете „Тульский спорт“ гендиректор клуба Эдуард Полухин. — Это не мое мнение, хотя я видел все матчи и полностью с этим согласен. На турнире были Бышовец, Кульков, Пятницкий и множество других известных специалистов. Они отмечали, что мы не только по игре сильнее, но и по составу превосходим всех соперников. Также высказывалось мнение, что титулы лучшего полузащитника и защитника тоже должны быть присуждены игрокам „Арсенала“. Все в один голос отмечали, что среди полузащитников нет равных Максиму Тищенко. Выделяли и СтаниславаКриули-на. И если бы сразу четверо туляков оказались в числе лауреатов, это было бы справедливо. Но на заключительном заседании оргкомитета было решено отметить и футболистов других команд. Организаторы не решились отдать Туле все номинации. Другие команды просто обиделись бы».
При всем своем игровом великолепии наши, кстати, держались достаточно скромно. В Москве эти дни не жили, а приезжали в Москву в день матча на своем автобусе. Однако результат был налицо — первый в истории Кубок Профессиональной футбольной лиги выиграл тульский «Арсенал». Год он хранился в офисе клуба, а потом тулякам оставили на память уменьшенную копию, сам же трофей забрали, чтобы вручить следующему победителю.
Перед сезоном 2004 года контракт с Валерием Третьяковым на следующий год в Туле не стали заключать, и команду принял Борис Стукалов, успевший к тому моменту поработать главным во всех лигах российского футбола. 

Сергей ГУСЕВ
Книга «100 лет тульского спорта»

Арикапитал — Управляющая компания

Падение стоимости долговых активов в июне стало тяжелым ударом для многих управляющих. Билл Гросс, управляющий крупнейшим в мире облигационным фондом, сравнил события на рынке с кораблем, попавшим в шторм. И все-таки, мы считаем произошедшие события не поводом для паники, а здоровой коррекцией, которая привела доходность по облигациям к здравым уровням, на которых долгосрочным инвесторам стоит присмотреться к покупкам.

Июньская турбулентность застала врасплох и заставила сомневаться в себе многих участников долгового рынка. Такой распродажи активов, когда падало всё подряд — акции и облигации, Treasuries и новые выпуски от Руанды и Танзании,  золото, валюты emerging markets, не было с осени 2008 года. Еврооблигации первоклассных российских корпораций: Газпрома, Лукойла, ВЭБа, Новатэка и др., потеряли до 15-20% от ценовых максимумов начала мая.

Что произошло? Базовые долларовые ставки выросли параллельно с расширением кредитных спрэдов и ухудшением ликвидности. Одновременно участниками рынка охватило два страха: ожидание «безвозвратного» разворота от низких базовых долларовых ставок к началу долгосрочного тренда на их повышение, и опасения  «полного» выхода западных фондов с развивающихся рынков. Для ответа на вопрос, что делать дальше в такой ситуации, нужно рассмотреть в отдельности ситуацию на глобальном долговом рынке, прежде всего в Treasuries, а также определить, какой новый справедливый уровень кредитных спрэдов сложится в дальнейшем для российских эмитентов.

В свежем инвестиционном обзоре Билл Гросс из PIMCO сравнивает облигационный рынок с кораблем, попавшим в шторм. Когда вода проникает в брешь, судно проседает, и затопление превращается в самоусиливающийся процесс. Билл Гросс задается вопросом, не пора ли эвакуироваться инвесторам? И приходит к выводу, что нет. Он считает, что доходность 10-летних Treasuries не только не вырастет с текущего уровня (2,50%), но и снизится в район 2,20%.

Что касается спрэдов по российским еврооблигациям, их текущий уровень соответствует среднему уровню последних лет. Это означает, что для долгосрочного инвестирования наступило подходящее время. Однако после отскока наверх в последнюю неделю июня – начале июля, бумаги вышли из зоны перепроданности, и прямо сейчас вряд ли стоит ожидать продолжения ралли.

В прошлом месяце мы считали целесообразным начинать покупки длинных ОФЗ при достижении доходности 7,5%. Пока эта торговая идея не принесла дивидендов, но мы сохраняем мнение, что при текущих уровнях целесообразно увеличивать позиции именно в длинных ликвидных выпусках 26207 и 26212. Относительная стабильность на протяжении всего июня сектора корпоративных облигаций и коротких ОФЗ, на наш взгляд, подтверждает тезис, что фундаментальных оснований для роста доходностей нет, основным фактором слабости долгосрочных выпусков остаются продажи нерезидентов. По мере завершения ухода с рынка «горячих денег», кривая вернется в более пологое состояние, при котором спрэд между длинными и короткими выпусками сожмется на 0,5%-0,6%. Если же Центральный Банк понизит ставки, что может произойти уже на июльском заседании Совета директоров, то можно ожидать и сдвиг всей кривой вниз на 0,2-0,3%. Тогда потенциал снижения доходности длинных выпусков ОФЗ увеличится до 0,75-0,9%, что соответствует росту котировок с текущих уровней на 6-7,5%.

Рубль продолжил снижение параллельно с большинством валют развивающихся стран и стран с сырьевой структурой экспорта. В начале июля курс пробил отметку 33 за доллар, а к бивалютной корзине опустился до минимума с августа 2009 года. Мы думаем, что на этих уровнях нужно постепенно сокращать валютную позицию и возвращаться в рублевые активы. Единственное «но» — в ближайшей перспективе на валютный курс будут большее влияние оказывать динамика валют EM и сезонный фактор спроса на валюту.

Перейти к полному тексту статьи.

Возвращение Ирана — Журнал «Сибирская нефть» — №130 (апрель 2016)

Снятие с Ирана санкций, введенных из-за подозрений Запада в том, что страна тайно готовится к производству ядерного оружия, возвращает исламскую республику в число заметных игроков мирового энергетического рынка. Однако эксперты считают, что на быстрые победы стране рассчитывать не приходится

1951 год: «День гнева к британскому правительству» остановил иранский нефтяной конвейер

Иран не стал присоединяться к инициативе других нефтедобывающих стран по заморозке объемов добычи черного золота. После многих лет санкций исламской республике нужны деньги, чтобы поправить социальную ситуацию в стране и модернизировать народное хозяйство. Зарубежные компании уже заявляют о намерении инвестировать в Иран. Правда, на фоне проблем в мировой экономике и непрекращающихся конфликтов на Ближнем Востоке надеяться на то, что инвесторы зальют Иран деньгами, не приходится. Поэтому министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане не поехал на встречу с коллегами из крупнейших стран — производителей нефти, которая прошла 17 апреля в Дохе. «Министр уже огласил позицию Ирана в ходе ряда двусторонних и многосторонних встреч с членами ОПЕК и странами-нефтедобытчиками. Иран не будет подписывать соглашение о заморозке добычи», — объяснила пресс-служба ведомства в официальном сообщении.

Позиция властей страны проста: они хотят довести объем добычи до 4 млн баррелей в сутки и, пока этого не произойдет, просят остальные страны «оставить Иран в покое».

«Шаха больше нет!»

Отношения Ирана с Западом же больше 100 лет напоминают синусоиду: периоды дружбы сменяются годами жесткой конфронтации. Стоит напомнить, что та же ядерная программа, приведшая к последнему кризису, была запущена в 50-х годах прошлого века с помощью США в рамках проекта администрации президента Дуайта Дэвида Эйзенхауэра «Атом ради мира» («Atoms for Рeace»). В 1959 году американцы даже предоставили Тегеранскому университету ядерный реактор малой мощности.

Но тогда страна была монархией, а не исламской республикой. И руководил ей абсолютно лояльный к Западу шах Мохаммед Реза Пехлеви. В его жизни было два ключевых момента. В 1953 году толпа встречала его возвращение в страну радостными криками, а в 1979 году, когда он, смертельно больной лейкемией, покинул страну, та же толпа с восторгом кричала: «Шаха больше нет!»

Но началось все раньше на 50 лет. В начале ХХ века Персия была типичным восточным государством, погрязшим в коррупции и бюрократии, пытавшимся лавировать между двумя империями — Британской и Российской. На волне зарождавшегося нефтяного бума британские власти поддержали экспедицию, которую снарядил бизнесмен Уильям Д’Арси. Несколько лет изнурительных поисков прошли впустую, и было решено свернуть работы. Но телеграмма шла до лагеря слишком долго, что позволило продолжить работу, и в 1908 году в Персии обнаружили нефть.

Запасы нефти в Иране, млрд баррелей, на конец года
1988199420042007200820132014
92,994,3132,7138,2137,6157,8157,8
Источник: BP Statistical Review of World Energy, 2015

В 1909 году была основана «Англо-персидская нефтяная компания» (АПНК), которую мы сегодня знаем как ВР. Несмотря на многообещающий старт, в 1914 году АПНК оказалась на грани банкротства. Обладая значительными запасами нефти, компания испытывала сложности со сбытом. Но тут в дело вмешался Уинстон Черчилль, бывший на тот момент главой британского флота. Он считал нефть стратегически важным ресурсом, необходимым для сохранения экономической мощи Великобритании. Черчилль убедил кабинет министров в том, что правительство должно стать акционером АПНК, которая будет выступать в качестве защитника национальных интересов Великобритании на мировом нефтяном рынке.

К началу 1950-х годов АПНК, переименованная к тому времени в «Англо-иранскую нефтяную компанию» (Персия стала Ираном по инициативе Резы Пехлеви, бывшего офицера, который стал шахом, сместив прежнего правителя в 1925 году), стала глобальной компанией с бизнесом, охватывающим полмира. Но Иран оставался ключевым регионом для будущей ВР. Страной правил сын Резы Пехлеви — Мохаммед, который был вполне лоялен к англичанам.

Однако оппозиция, в том числе исламская, была настроена к Лондону крайне негативно, возмущаясь крайне несправедливым распределением доходов от продажи нефти. В 1951 году премьер-министром Ирана стал Мохаммед Мосаддык, известный своей антибританской позицией, и тогда же был принят закон о национализации «Англо-иранской компании». Он отправил правителя провинции Хузестан к офису АИНК, где тот принес в жертву барана у входа в здание, а затем объявил толпе, что концессия аннулирована и все имущество компании и вся нефть принадлежат народу.

В сентябре 1951 года аятолла Кашани объявил национальный «День гнева к британскому правительству». Несколькими днями ранее правительство Мохаммеда Мосаддыка дало всем британским служащим, находящимся в Иране, неделю на сборы. Несколько месяцев спустя после «Дня гнева» последние британские нефтяники покидали Иран — страну, чью нефтяную промышленность они создали с нуля. 4 октября 1951 года они погрузились на крейсер «Маврикий» и под звуки военного оркестра отправились на родину.

Победа и поражение «Аякса»

В ответ на национализацию Британия и США ввели экономические санкции в отношении Ирана, перестав покупать в том числе и иранскую нефть. Мохаммед Мосаддык фактически отстранил от власти шаха и сосредоточил всю власть в своих руках. Его правление продлилось два года и завершилось переворотом, организованным американскими спецслужбами.

США и их союзники боялись навсегда потерять доступ к нефтяным запасам страны, если Иран попадет под влияние СССР. Операцию «Аякс» в 1953 году возглавил Кермит Рузвельт, внук президента Теодора Рузвельта.

Поначалу операция практически провалилась. Шах Мохаммед Реза был вынужден бежать из страны. Но затем прошахским силам удалось поднять мятеж и толпа встала на сторону опального монарха, поскольку экономическое положение в стране было очень сложным, ведь США и их союзники ввели эмбарго на экспорт иранской нефти.

В 1951 году шаха Мохаммеда Реза Пехлеви иранцы встречали яростным ликованием — в 1979-м столь же яростно радовались его поражению

Шаха встречали с яростным ликованием. Одним из первых шагов нового правителя стало возвращение в Иран западных нефтяников. На более выгодных для страны условиях и в составе европейско-американского консорциума.

Впрочем, монарх, несмотря на всю свою лояльность, доставил Западу немало головной боли. Иран стал одним из самых активных участиков ОПЕК и сыграл важную роль в энергетическом кризисе 1973 года. А события 1979 года вызвали новый виток кризиса. Иранская нефть перестала поступать на рынок, и в США вновь выстроились очереди к бензоколонкам.

В конце концов битву за Иран американцы и британцы вчистую проиграли исламистам. Как пишут историки, тогда в Вашингтоне просто не знали, что делать и как реагировать на стремительно менявшийся расклад сил в стране. Некоторые эксперты даже уверяли, что власть шаха сохранится еще как минимум лет на 10. На деле аятолла Хомейни получил власть практически без сопротивления. Она, как говорили другие революционеры в другой стране, буквально валялась под ногами.

Нефтяная промышленность снова была национализирована, а американские и британские сотрудники вновь вынуждены были покинуть теперь уже не просто Иран, а Исламскую Республику Иран. Окончательно отношения США и их союзников с Тегераном были прерваны после захвата исламистами заложников в американском посольстве в Тегеране. Политику жесткой конфронтации с Западом прерва Мохаммед Хатами, бывший президентом страны в 1997–2005 годах, но за этим последовал новый виток обострения отношений.

Больше не изгой

Новейшая история Ирана — это история борьбы ведущих мировых держав за доступ к нефтегазовому комплексу

Санкции на Иран были наложены после того, как взошедший на пост президента Ирана в 2005 году ярый антиамериканист Махмуд Ахмадинежад возобновил масштабное строительство центрифуг для обогащения урана, хотя и отрицал, что делается это с целью создания ядерного оружия.

Иранский президент был известен своей нелюбовью к США и Западу, дружбой с Уго Чавесом и отрицанием холокоста. Он также с помощью России вернулся к реализации проекта по созданию АЭС в Бушере, которую начали строить в середине 70-х немцы, но после победы в 1979 году исламской революции законсервировали объект. Сейчас АЭС работает и ведутся переговоры о строительстве новых блоков.

В ответ США включили Иран в «ось зла». В отношении ядерной программы Ирана было принято шесть резолюций Совета безопасности ООН, а США с союзниками (ЕС, Канада и др. ) ввели экономические санкции, под которые попали сотни иранских официальных и частных лиц, компаний и банков. Позднее были арестованы счета ЦБ Ирана на сумму $50 млрд и введен запрет на покупку иранской нефти (его не соблюдал Китай).

Министры иностранных дел ЕС установили нефтяное эмбарго 11 апреля 2012 года. В результате, по данным BP Statistical Review, добыча в Иране упала с 4,373 млн барр. / сутки в 2011 году до 3,742 млн барр. / сутки в 2012-м и 3,525 барр. / сутки в 2014 году. В прошлом году добыча снизилась, по разным оценкам, еще на 0,4–0,8 млн барр. / сутки. Иранское агентство IRNA отмечает, что до введения санкций Иран экспортировал 2,3 млн барр. / сутки, после их введения экспорт сократился до 1 млн баррелей.

Добыча нефти в Иране, млн барр. / сутки
20042005200620072008200920102011201220132014
4,2014,1844,2604,3034,3964,2494,3524,3733,7423,5253,614
Источник: BP Statistical Review of World Energy, 2015

Сменивший Ахмадинежада на посту президента в 2013 году Хасан Рухани отказался от курса на конфронтацию и пошел на уступки. В ноябре 2013 года Иран подписал дорожную карту с МАГАТЭ и совместный план действий с шестеркой стран-переговорщиков (в их число входит Россия). Тегеран выполнил взятые на себя обязательства, и 14 июля 2015 года был подписан «Совместный всеобъемлющий план действий». Иран обязуется в течение 15 лет иметь в распоряжении не более 300 кг обогащенного до 3,67% урана. Высокообогащенный уран и оружейный плутоний, необходимые для создания ядерного оружия, Иран производить не будет. Завод по обогащению урана в Форду и ядерный комплекс в Араке будут использоваться исключительно в мирных целях. При этом все отработанное топливо будет вывозиться оттуда за пределы Ирана в течение всего времени действия реактора. Эксперты МАГАТЭ будут проводить мониторинг ядерных объектов в течение 25 лет. Главное, чего удалось добиться Ирану, это обязательства снять все международные санкции в течение 10 лет при условии выполнения соглашения.

В начале нынешнего года (16 января) было отменено нефтяное эмбарго со стороны ЕС и снята часть других санкций. На настоящий момент, по оценкам аналитиков, Иран уже выбрал все свободные мощности и запасы и нарастил экспорт почти на 0,6 млн барр. / сутки. Выручка Ирана от продажи нефти после снятия санкций выросла на 90%, сообщает агентство RNS со ссылкой на IRNA.

Не все сразу

Сегодняшний виток потепления вызывает в Иране большие надежды. Стране нужны инвестиции для модернизации экономики, в том числе и нефтегазовой отрасли. Власти рассчитывают на приток примерно $50 млрд в год. О своем интересе к проектам в Иране объявили французская Total, итальянская Eni, немецкая Daimler, российский «Уралвагонзавод» и многие другие компании. Иранский лидер совершил турне по европейским столицам, где подписал протоколы о намерениях на миллиарды евро. Масштабные планы у Китая.

Гордость Ирана: восточные специи и высококачественная нефть

«Иран — большая по численности страна. У нее достаточно емкий внутренний рынок, — отметил в разговоре с „Газетой.Ru“ Аждар Куртов, эксперт российского Института стратегических исследований. Иранцы заинтересованы в модернизации своей экономики, а их экономический потенциал в возможности выпуска современной высокотехнологической продукции значительно отстает. Они будут создавать условия для привлечения инвесторов в эти сферы. Но пойдут ли на это страны Запада, учитывая политические соображения, сказать сложно». исследований. Иранцы заинтересованы в модернизации своей экономики, а их экономический потенциал в возможности выпуска современной высокотехнологической продукции значительно отстает. Они будут создавать условия для привлечения инвесторов в эти сферы. Но пойдут ли на это страны Запада, учитывая политические соображения, сказать сложно«.

4 млн баррелей нефти в сутки — на этот уровень хочет вернуться Иран, прежде чем начинать разговор об ограничении добычи

«Без сомнений, Иран представляет инвестиционный интерес, — заявил глава компании Eni Клаудио Дескальци в интервью телеканалу Rai. — Я рад, что Иран возвращается на энергетические рынки… Это означает, что поставки энергопродуктов в Европу станут более диверсифицированными». Но Ирану необходимо привлечь около $150–200 млрд в свой энергетический сектор, чтобы «сделать скачок, который сможет оказать реальное влияние на мировой рынок». В том, что это удастся сделать быстро, Клаудио Дескальци сомневается.

Причин для скептицизма много. Во-первых, это и геополитика — в ближневосточном регионе идут постоянные вооруженные конфликты, а у Ирана крайне напряженные отношения с Саудовской Аравией и Израилем. Во-вторых, есть особенности ведения бизнеса в Иране. Например, ограничения на участие иностранцев в капитале. В-третьих, мировая экономика находится не в лучшей форме, цены на нефть, газ и прочие сырьевые товары находятся на многолетних минимумах, спрос на энергоносители растет не так быстро, как раньше, а конкуренция между производителями сильна, как никогда.

Аналитики компании Vygon Consulting полагают, что в будущем Иран также вряд ли сможет «залить рынок дешевой нефтью». Они отмечают, что главная проблема — неопределенность инвестиционной среды и условий работы в нефтегазовом секторе страны.

В настоящее время Иран переходит от сервисных контрактов на разработку углеводородных месторождений к более привлекательным соглашениям о разделе продукции. Но на иностранцев будут ложиться обязательства поиска партнера, местной рабочей силы, трансфера технологий, а также сохраняется неопределенность в отношении распределения долей участия.

«В ближайшие годы мы ожидаем умеренный рост добычи нефти в Иране — на 0,6 млн баррелей в сутки к концу 2016 года (или в среднем за год на 0,3 млн баррелей в сутки) и аналогичный рост в 2017 году, — цитирует ТАСС материалы Vygon Consulting. — До сих пор инвесторы, также сталкиваясь с регуляторными проблемами, оценивают нефтегазовые проекты Ирана как высокорискованные, поэтому эффект от ввода новых проектов в эксплуатацию будет ощутим не ранее 2020 года. До этого добыча сырой нефти, вероятно, не будет превышать 4,5 млн баррелей в сутки». Но в общем Иран возвращается. Хотя возвращение это, похоже, будет долгим и непростым.

Возвращение к Сергею Третьякову: дела Вальтера Бенджамина и Хито Штайерля — Журнал № 104, ноябрь 2019

1.

С 2000 года возникла новая волна интереса к фактографическому движению в советском авангарде. Движению, которое ассоциируется с Сергеем Третьяковым, еще рано давать окончательную историческую и эстетическую оценку. Документальный импульс советской культуры, воплощенный в фактографии, по-прежнему рассматривается в основном как посредник между историческим авангардом и реалистическими парадигмами, сыгравшими ведущую роль в эволюции сталинской культуры и социалистического реализма.Однако ряд ученых недавно заявили, что фактографическая программа была не «движением назад вслед за экспериментальным семиоклазмом раннего авангарда» или «звеном, ведущим к явно более консервативным практикам социалистического реализма», а, скорее, «Радикализация прежнего авангардного лозунга: искусство в жизнь».

Двойственность взглядов на фактографию связана с переходной природой периода, в течение которого она возникла и расцвела. Годы между 1927 и 1932 годами, условно именуемые советской культурной революцией, совпадают не только с так называемым Великим переломом ( великий перелом ) и первой пятилеткой, но и с другими важными изменениями, например, трансформация экспериментального авангарда в проект социалистического реализма и трансформация революционного монтажного кино 1920-х годов в говорящие картины «для миллионов» 1930-х годов.Конечно, дать однозначную историческую оценку времени великого сдвига довольно сложно. В то же время эта амбивалентность отчасти подогревает особый интерес к этому периоду.

В этой статье я рассмотрю проблему возвращения в прошлое на двух примерах — один из них старый и достаточно хорошо известный, а другой относительно новый для литературоведения. В обоих случаях я хотел бы проанализировать, как работа Сергея Третьякова снова стала актуальной, и подумать, что означает это возвращение. Оба моих примера касаются Германии, так что можно сказать, что мы имеем дело с возвращением к работе Третьякова с немецким «акцентом».

Вальтер Бенджамин, Разрушение искусства , 2011. Times Museum, Гуанчжоу.

2.

В своей знаменитой лекции «Автор как продюсер» Вальтер Бенджамин утверждает, что существует определенная связь между тенденцией и техникой:

Если, следовательно, мы заявили ранее, что правильная политическая тенденция произведения включает его литературное качество, потому что оно включает в себя его литературную тенденцию, мы можем теперь сформулировать это более точно, сказав, что эта литературная тенденция может состоять либо в прогрессе, либо в регрессе. литературная техника.Вы, конечно, одобрите, если я сейчас перейду, только с видом произвольности, к очень конкретным литературным условиям. Российские условия. Хочу обратить ваше внимание на Сергея [Третьякова] и на тип (который он определяет и воплощает) «действующего» писателя.

Хотя Беньямин добавляет: «Конечно, это только один пример: я оставляю других в запасе», не может быть никаких сомнений в том, что общее впечатление, произведенное этим отрывком на Третьякова, намного превосходит простой пример.Действительно, Бенджамин посвящает почти всю первую половину своей лекции человеку, с которым его аудитория была бы незнакома. По словам Бенджамина, «этот оперативный писатель представляет собой ярчайший пример функциональной связи, которая всегда существует, при любых обстоятельствах, между правильной политической тенденцией и прогрессивной литературной техникой».

Так почему же Беньямин в своей лекции цитирует малоизвестного Третьякова? Его занимательная предыстория уже достаточно подробно изучена Катериной Кларк и Марией Гоф.Ближайший русский друг Бертольда Брехта, Третьяков, провел в Германии почти шесть месяцев, с октября 1930 года по апрель 1931 года, в течение которых он читал лекции в нескольких городах Германии. В Берлине в январе 1931 года Третьяков подробно рассказал об особой модели культурного поведения, которую он назвал типом «оперативного» писателя, основанной на его пребывании в колхозе в течение двухлетнего периода с 1928 по 1930 год. Бенджамин рассказывает:

Когда, в 1928 году, во время тотальной коллективизации сельского хозяйства, лозунг «Писатели в колхоз!» был провозглашен, [Третьяков] пошел в коммуну «Коммунистический маяк» и там за два длительных пребывания поставил перед собой следующие задачи: созывать массовые митинги; сбор средств на оплату тракторов; уговаривать независимых крестьян вступить в колхоз; осмотр читальных залов; создание стенгазет и редактирование колхозной газеты; репортажи для московских газет; внедрение радио и мобильных кинотеатров; и так далее.Неудивительно, что книга « полевых командиров », которую [Третьяков] написал после этих приездов, якобы оказала значительное влияние на дальнейшее развитие коллективного сельского хозяйства.

Мы не знаем, слышал ли Вениамин лекцию Третьякова. Однако, учитывая огромный интерес к лекции среди берлинских интеллектуалов (Зигфрид Кракауэр, среди прочих, написал на нее рецензию), мы можем предположить, что Бенджамин был хорошо знаком с ее содержанием.

Однако еще более интересным является тот факт, что через три года после лекций Третьякова Беньямин, находившийся в ссылке в Париже, упоминает свою модель в своих письмах. Почему Третьяков, и почему именно в это время в этом конкретном месте? Хотя такие понятия, как производство и техника, действительно были жизненно важными компонентами в модели Третьякова, это также относилось к продуктивизму и конструктивизму первого поколения. При чем тут фактография?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны вспомнить исторический контекст возникновения фактографии.Состояние советского художественного мира того времени, в котором преобладали продуктивизм и конструктивизм, может быть наиболее ярко отражено под лозунгом «От композиции к построению». Здесь слово «композиция» относится к современной теории искусства и декоративным условностям, но, прежде всего, оно имеет отношение к так называемому лингвистическому (символическому) методу в более широком смысле. С другой стороны, слово «строительство», имеющее технические нюансы, ориентировано на сам материал. Такие термины, как «текстура» и «тектоника», которые активно обсуждались в то время, ясно показывают положение дел, в котором материал был эталоном.Однако суть перехода от композиции к построению заключалась в том, что чувственная материальность выходит за пределы значения, то есть отправной точкой для любого художественного произведения является материя, а не знаки.

Поскольку производство понималось как создание материалов, в нем не было места для слов и текстов. Как мы знаем, первое поколение продуктивистов заявляло, что во имя производства можно разрабатывать утилитарные («практичные») вещи, которые будут использоваться в повседневной жизни, — от новой фабричной формы до складных стульев, оптимизированных для коммунальных квартир.Это, однако, не относилось к литературе, потому что она имела дело с нематериальными активами, с концепциями и ценностями. Что в этом контексте означало появление фактографии, или, точнее, «литературы фактов»?

Появление фактографии означало возвращение языка в искусство в широком смысле слова, то есть преднамеренную переориентацию художественного творчества на информацию и дискурс. Бенджамин Бухло в своей новаторской статье «От фактуры к фактографии» (1984) четко обозначил парадигматический сдвиг советского авангарда от погружения в физическое производство ( фактура ) к упору на информационные и коммуникативные факторы в художественном творчестве ( фактография).Такое описание фактографии позволяет нам лучше понять нить, которая связала Вениамина в Париже в 1934 году с Третьяковым в Москве в конце 1920-х годов.

Что общего у Вениамина и Третьякова? Так называемая Existenzrecht , то есть право художников и интеллектуалов на существование. В конце 1920-х Третьяков столкнулся с вопросом, как художники могут оправдать свое существование, точно так же, как Беньямин столкнулся с тем же вопросом в последние годы Веймарской республики. В то время как Третьяков подошел к этому вопросу, задав вопрос о том, есть ли место для литературы и языка в искусстве во время правления продуктивизма, Беньямин задавался вопросом, смогут ли интеллектуалы и художники сохранить свой прежний социальный статус и роли перед лицом надвигающейся угрозы фашизма.

Интерес Бенджамина к Советскому Союзу, стране, где действительно произошла революция, и, в частности, его интерес к новому типу интеллектуалов и писателей, рожденных в этом другом мире, возник из его борьбы с подобным набором вопросов. Бенджамин писал, что

ничто не будет дальше от автора, глубоко задумавшегося над условиями современного производства, чем ожидать или желать таких работ. Его работа никогда не будет просто работой над продуктами, но всегда, в то же время, над средствами производства.Другими словами, его продукты должны иметь, помимо своего характера как произведения, организующую функцию.

Когда Вениамин употреблял слово «организация», имел ли он в виду таких «отцов» этого термина, как Алексей Гастев, Александр Богданов и Платон Керженцев? Мы не можем ответить на этот вопрос. Тем не менее уверенно можно сказать одно: когда Вениамин перечислил все не очень писательские задачи, которые выпали на плечи Третьякова в колхозе (например, изготовление стенгазет и сбор денег на тракторы), наряду с необходимостью борьбы и вмешиваться в обстоятельства, он имел в виду кое-что другое, а именно, не только стратегию эффективной работы с людьми, но и успешное выживание в коллективе, то есть технику жизни среди масс.

За два года в колхозе Третьяков действительно претерпел «смену функций» ( Umfunktionierung ), о которой вслед за Брехтом говорил Беньямин. Однако не следует забывать, что, хотя Третьяков отошел от функций профессионала в узком смысле слова и оказался в совершенно разнородных сферах, он стал талантливым организатором, сумевшим соединить их все вместе. Другими словами, став частью фермы, он доказал свое право на существование среди людей.

Таким образом, рассказ Третьякова можно считать образцовым ответом на вопрос, как современные художники могут оправдать свое существование. Вопрос был сначала систематически задан Третьяковым, а затем эффективно переконфигурирован Беньямином. Во второй половине двадцатого века вопрос изменился, став универсальной проблемой, которая возвращалась снова и снова, доказывая свою актуальность в условиях капитализма, фашизма и коммунизма.

Учитывая глобальную тенденцию резкого роста числа интеллектуальных работников, занятых нематериальным трудом, что приводит к все более очевидной прекаритизации художников и интеллектуалов, Третьякова следует рассматривать как одного из пионеров, поднявших эту общую проблему. Имея это в виду, обратимся ко второму примеру возврата к наследию Третьякова.

Вальтер Бенджамин, Разрушение искусства, 2013. Ле Плато, Париж.

3.

Третьяков снова появляется в творчестве современного художника, кинорежиссера и теоретика Хито Штайерля.

Видео и фильмы Штайерла, в которых свободно сочетаются документальный и экспериментальный стили, вызвали жаркие дискуссии среди критиков, кураторов и ученых, занимающихся политикой изображений и технологий.Вместо того, чтобы рассматривать изображения как чистые количества, Штейерл интерпретировал их в свете капитализма, меняющихся политических обстоятельств и их собственной природы как физических и цифровых объектов. В частности, ее работы известны своим внимательным и оригинальным пониманием экономики, производства и потребления изображений при капитализме в двадцать первом веке.

« В свободном падении » Штайерла, 32-минутный фильм, выпущенный в виде одноканального HD-видео в 2010 году, представляет собой своеобразный взгляд на новаторские идеи Третьякова. В фильме воссоздана история жизни самолета Боинг 707. Он открывается изображением аэрокосмического порта Мохаве в калифорнийской пустыне, свалки и кладбища, куда привозят умирать самолеты. Таким образом, история умершего начинается с его могилы.

История Боинга поистине драматична. После службы во флоте TWA, пассажирской авиакомпании, основанной американским бизнес-магнатом, пилотом, инженером и киномагнатом Говардом Хьюзом, который в 1930 году снял фильм Hell’s Angels и снял такие фильмы, как самолет Scarface 1932 года. был продан ВВС Израиля.Затем они использовали его в знаменитом рейде 1976 года на Энтеббе, в ходе которого была организована миссия по спасению заложников на другом пассажирском авиалайнере, который был угнан палестинскими и немецкими боевиками из ООП и переправлен в Уганду.

После налета на Энтеббе самолет использовался в качестве опоры и взорвался для голливудского блокбастера 1994 года Speed ​​. Однако это не было концом судна. После взрыва на установке Speed ​​ оставшиеся алюминиевые детали были проданы китайскому производителю DVD, и в итоге авиалайнер стал лазерным диском.Таким образом, самолет потерял свою былую материальность, став другим предметом, диском для хранения, среди прочего, видеозаписи взрыва, который его уничтожил.

Как видим, фильм — буквальное воплощение идей Третьякова. Во второй из трех частей Штейерл упоминает «Биографию объекта» Третьякова в закадровом тексте на немецком языке с английскими субтитрами: «В 1929 году советский писатель Сергей Третьяков набросал« биографию объекта ». нам о его производителях и пользователях.Его биография представляет собой профиль социальных отношений. Биография объекта включает его разрушение ».

Когда Штайерл читает эти строки, мы видим, как клещи грызут фюзеляж и внутренности самолета, напоминая нам, что мы имеем дело с физическими объектами, а не с выдуманными метафорами. Рядом с обломками лежит портативный DVD-плеер, на экране которого мы видим подзаголовок: «Биография объекта: 4X-JYI». (4X-JYI — это номер взорванного Boeing 707 в Speed ​​.)

Идеи Третьякова возникли в рамках так называемой войны с романом.Романы — это всегда психологические машины, в которых субъективность и аффект преобладают за счет объектов и объективности. Как пишет Третьяков, «в романе главный герой пожирает и субъективизирует всю действительность». Однако биография объекта — мощный альтернативный метод. «Таким образом: не отдельный человек движется через систему объектов, а объект, движущийся через систему людей — для литературы это методологический прием, который кажется нам более прогрессивным, чем у классической беллетристики.”

Однако здесь есть кое-что более важное, чем жанр и сюжет, и это вопрос о том, что дает новый объектно-ориентированный подход. Суть подхода заключается в том, что, рассказывая историю предмета, мы приходим к пониманию социальных отношений, лежащих в основе его производства и потребления. Биография объекта — это новый тип повествования, в котором история вещи становится историей людей, которые ее создали, обеспечивая поперечный разрез социальных отношений, которые их сформировали.По Третьякову:

Биография объекта — это удобный метод построения повествования, который борется с идеализмом романа… Биография объекта обладает необычайной способностью включать человеческий материал. Люди подходят к объекту в разрезе конвейерной ленты. Каждый сегмент представляет новую группу людей. Количественно он может отслеживать развитие большого количества людей, не нарушая пропорций повествования.Они вступают в контакт с объектом благодаря своим социальным аспектам и производственным навыкам. Момент потребления занимает только конечную часть всей конвейерной ленты. Здесь уже не актуальны индивидуальные и отличительные особенности людей. Тики и эпилепсия человека остаются незамеченными. Вместо этого на первый план выходят социальные неврозы и профессиональные заболевания данной группы.

Очевидно, что структура фильма Штейерла, рассказывающего нам сложную историю самолета, больше сосредоточена на фундаментальном или, если хотите, субструктурном измерении, чем на поверхностной биографии.Сама биография самолета демонстрирует социальные неврозы и профессиональные заболевания капитализма двадцатого века, изобилующие катастрофами, экономической депрессией, террором и глобализацией.

Хито Штайерл, В свободном падении , 2010. 33 ’43’ ‘. Видео HDV, 32 ‘, видео одноканальное, звук, цвет. Предоставлено художником, галерея Эндрю Крепса, Нью-Йорк, и Эстер Шиппер, Берлин. Авторское право: CC 4.0 Hito Steyerl.

4.

Что действительно примечательно, так это то, что связь между Штайерлем и Третьяковым не ограничивается эссе «Биография объекта.В этой связи мы должны изучить эссе Штейерл «В защиту плохого имиджа», которое принесло ей международную известность и было расценено как своего рода манифест с ее стороны.

«Плохое изображение» заголовка относится к визуальным файлам — скажем, в форматах GIF или AVI — которые были получены после повреждения во время их производства и предыдущего использования. Другими словами, это изображения низкого качества с низким разрешением.

Как копии оригинальных изображений и фильмов, которые распространяются в Интернете, особенно в социальных сетях, чатах и ​​пиратских веб-сайтах, такие некачественные изображения легко подвергаются различным видам обработки.Естественно, что во время этих преобразований исчезает «аура» оригинальных качественных изображений и «уникальное одноразовое существо» от просмотра фильма в кинотеатре. Штейерл определяет плохой имидж следующим образом:

Плохой имидж — тряпка или отрывок; AVI или JPEG, люмпен-пролетарий в классовом обществе видимости, оцениваемый и оцениваемый в соответствии с его разрешающей способностью … Плохое изображение — это незаконный ублюдок в пятом поколении исходного изображения. Его генеалогия сомнительна. В названиях файлов умышленно написаны орфографические ошибки… Плохие изображения — это современные «Убогие экрана», обломки аудиовизуальной продукции, мусор, вымываемый на берегах цифровой экономики.

Действительно, Штейерл демонстрирует эту позицию не только теоретически, но и практически. In Free Fall переполнен дешевыми производными изображениями, изображениями, которые использовались в других фильмах, музыкальных клипах, рекламе и так далее. В каком-то смысле весь фильм может показаться продуктом вторичной переработки, как останки Боинга, которые были превращены в DVD.

Ссылаясь на такие образы, как люмпеновые пролетарии, мусор, выброшенный на берег цифровой экономики и т. Д., Штайерл не только энергично защищает их, но и пытается открыть в них новые культурные значения и политический потенциал:

Но одновременно происходит парадоксальный поворот вспять… В эпоху обмена файлами даже маргинальный контент снова циркулирует и снова объединяет разрозненные мировые аудитории.Таким образом, плохой имидж создает анонимные глобальные сети точно так же, как он создает общую историю. Во время путешествий он создает союзы, провоцирует перевод или неправильный перевод, а также создает новую публику и дебаты. Теряя визуальную сущность, он восстанавливает часть своего политического удара и создает вокруг себя новую ауру. Эта аура больше не основана на постоянстве «оригинала», а на быстротечности копии.

Как мы можем предположить, позиция Штейерл здесь перекликается с позицией Бенджамина, или, скорее, теоретической позицией, изложенной в его знаменитом эссе «Произведение искусства в эпоху механического воспроизведения», которое она обновила в соответствии с онтологией цифрового изображения.Как пишет Стейерл: «Плохое изображение было загружено, загружено, отправлено, переформатировано и отредактировано. Он превращает качество в доступность, выставочную ценность в культовую ценность, фильмы в клипы, созерцание в отвлечение ».

Стоит напомнить, что Бенджамин написал «Произведение искусства в эпоху механического воспроизведения», которое впоследствии стало основным манифестом искусства двадцатого века, ровно через год после того, как он написал «Автор как продюсер».

Таким образом, возникла своего рода цепочка, протянувшаяся от Третьякова до Вениамина и Штейерля.Пожалуй, можно сказать, что Штейерл, по-своему соединив идеи Третьякова и Беньямина, восстановила не столько самого Третьякова, сколько Третьякова, оказавшего такое решающее влияние на знаменитую лекцию Вениамина.

Теодор Адорно однажды заметил, что, когда Бенджамин писал «Произведение искусства в эпоху механического воспроизведения», он хотел превзойти Брехта. Если это правда, то, возможно, человеком, который помог ему превзойти Брехта, был русский друг Брехта Сергей Третьяков, хотя это утверждение потребовало бы отдельного подробного изучения.

×

Перевод с русского Томаса Кэмпбелла.

Су Хван Ким — профессор русских исследований в Университете иностранных языков Ханкук, Корея. Его научные труды вращаются вокруг теории русской и советской культуры XX века, особенно семиотики Юрия Лотмана. Его интерес постепенно переместился в проблематику переоценки советского наследия с точки зрения взаимного смешения эстетики и политики.Ким опубликовал монографии о Лотмане в Москве и Сеуле, а также перевел на корейский язык несколько произведений современных русских мыслителей, в том числе Бориса Гройса, Михаила Ямпольского и Алексея Юрчака.

© 2019 e-flux и автор

Константин Третьяков С.Д .: Изучение культурных различий по вопросам жизни и смерти

Это шестой в серии анкет студентов юридического факультета Гарвардского университета в 2017 году.

Тема докторской диссертации Константина Третьякова «Право на смерть» и то, как это делается в разных странах, была бы интересной при любых обстоятельствах. Но, будучи российским студентом, который также изучал китайское право, Третьяков предлагает уникальный взгляд на эту тему.

Третьяков вырос на севере России и получил степень доктора философии. Юридический факультет Московского государственного института международных отношений в 2010 году, за два года до поступления в Гарвардский юридический факультет. Как и многие российские юристы, он начал заниматься коммерческим правом сразу после окончания учебы, работая штатным юристом в Alcoa Aluminium.Однако его интересы сместились в сторону философских и биоэтических вопросов, что в конечном итоге привело к его изучению в HLS.

Кредит: Лорин Грейнджер Константин Третьяков

«Когда я впервые приехал сюда, у меня была эта вилка, этот выбор», — говорит он. «Вы могли бы поступить так же, как поступающий в Гарвард юрист — и я не имею в виду это каким-либо уничижительным образом, — но это будет корпоративное право, правонарушения или контракты, а затем, возможно, попасть в бар Нью-Йорка. Но я думал, что сама идея биоэтики в России недостаточно изучена; очень мало ученых занимаются этим с юридической точки зрения.Третьяков в конечном итоге считает, что он становится академиком, и вопрос о праве на смерть казался многообещающим для изучения. «Это действительно спорная область права и политики, в которой пока что очень мало консенсуса», — говорит он ».

Его диссертация, озаглавленная «Право на смерть и трансплантацию органов: сравнительное исследование юридических споров в Соединенных Штатах и ​​Китае», рассматривает два конкретных вопроса — трансплантацию органов и самоубийство с помощью врача — и то, как восприятие различается в разных странах. .С. и Китай. «Определенно есть некоторое сходство: когда люди [в обеих странах] говорят об этих проблемах, они обсуждают индивидуальное благополучие пациентов, социальную полезность и основное благо человеческой жизни». Тем не менее, культурные различия все же возникают: в Китае больше внимания уделяется семье, а проблема индивидуальной автономии менее значима. В Соединенных Штатах религия также играет роль, и религиозные авторитеты, в том числе Папа, упоминаются в юридических аргументах.

В Соединенных Штатах, отмечает он, в разных штатах разрешена разная степень вмешательства: «Одна форма — это прекращение жизненно необходимого лечения; это законно во всех 50 штатах.Кроме того, существует самоубийство с помощью врача [обеспечение пациента средствами его или ее собственной смерти и консультирование по этому поводу], которое впервые было легализовано в Орегоне, и число штатов, принявших его, растет. Наконец, есть добровольная эвтаназия [путем] смертельной инъекции. Это незаконно где угодно в США, но было легализовано в Канаде в 2015 году ». По его словам, в Китае ситуация более сложная. Поскольку нормы более жесткие, различия между регионами меньше. «Но в то же время нет официальных законов, которые принимает правительство.С одной стороны, вы видите жесткость правовой доктрины, но с другой стороны, она более гибкая из-за отсутствия правил с черной буквы. В этом смысле правила подобны чтению чайных листьев ».

Его собственные чувства по этой теме также имеют нюансы. «Я думаю, что если вы узаконили прекращение [жизненно необходимого лечения], то имеет смысл легализовать и рецепт. Мы много слышим о потенциальных негативных последствиях самоубийства с помощью врача — например, о том, что оно затронет бедных, пожилых людей, наиболее уязвимые слои населения.Мне еще предстоит увидеть эмпирический анализ, чтобы доказать, что эти утверждения верны. Насколько я понимаю, медицинская помощь при смерти — это законный способ позаботиться о медицинских потребностях пациента, которому иначе не помочь ».

Третьяков планирует в следующем году работать клерком в Апелляционном суде Массачусетса и, в конечном итоге, стать ученым, специализирующимся на праве в области здравоохранения и биоэтике с точки зрения сравнительного права. Как первый российский S.J.D. Кандидат по крайней мере за два десятилетия, Третьяков обнаружил несколько заметных различий между юридическими исследованиями в Соединенных Штатах и ​​России.«В России большинство занятий не факультативные, и в течение первых двух лет обучения в юридической школе вы изучаете теорию права наряду с этикой, философией, историей России, всемирной историей, психологией. По сути, они пытаются все сразу запихнуть в голову. Вы должны принять решение, которое определит всю вашу жизнь в 17 лет, а к 23 годам вы практически закончите высшее образование. Также в России изучение права имеет тенденцию быть немного более догматичным, чем здесь. В Гарварде преподают закон как систему аргументов и ждут, что вы будете спорить с сокурсниками и профессорами.Это определенно отличается от того, что мы имеем в России-матушке ».

Еще одно отличие, которое он обнаружил, было более существенным. «Я был удивлен, обнаружив, что в субботу у нас нет занятий. Для меня это потрясающе ».

Радиоинтервью с Еленой Третьяковой

мой хороший друг Джефф Найквист всегда хотел взять интервью у Сергея,
он много раз писал о Сергее в прошлом.

После того, как мы узнали, что произошло, мы были очень опустошены и с тех пор обсуждали это печальное событие.Вот короткое эссе о Сергее, которое я взял на себя смелость поместить сюда, надеясь, что он может утешить семью и друзей Сергея, а также помочь другим понять, что Сергей на самом деле Герой:

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ТРЕТЬЯКОВА Младший Найквист 16 июля 2010 г.
http://www.financialsense.com/contributors/jr-n…
Шпионский мастер, двойной агент и российский перебежчик Сергей Третьяков, как сообщается, умер 13 июня от остановки сердца. Историю жизни Третьякова можно прочитать в книге Пита Эрли «Товарищ Дж.По словам Эрли, Третьяков был самым важным перебежчиком за многие годы, и его мотивом было предостеречь американский народ о России. На официальном сайте Эрли нам сообщают, что Третьяков «любил говорить, что холодная война никогда не заканчивается». Однако американский народ не любит слушать.

Прискорбно заниматься этой проблемой, потому что «конец холодной войны» — это бессмертный миф нашего времени. Мы просто не можем отказаться от этого мифа, поскольку на нем основаны наши надежды и мечты.Последние четыре президента Америки вновь и вновь повторяли, что «холодная война» окончена. Средства массовой информации используют «окончание холодной войны» как стандартную линию в сообщениях, связанных с Россией. Удобно верить тому, что говорят наши президенты и наши СМИ. Но это совершенно неверно. «Я хочу предупредить американцев, — сказал Третьяков Эрли. «Как народ, вы очень наивны в отношении России и ее намерений. Вы верите, что, поскольку Советского Союза больше нет, Россия теперь ваш друг. Это не так, и я могу показать вам, как СВР [ранее КГБ] пытается уничтожить U.С. даже сегодня и даже больше, чем КГБ во время холодной войны ».

Большинство американцев хотели бы отложить в сторону предупреждение Третьякова. Что значит сказать, что российская СВР пытается уничтожить США? Наверное, это преувеличение. Но нет, это не преувеличение. Если вы хотите понять лидеров России, изучите мотивы крайне левых. В течение долгого времени крайне левые глотали российскую ложь и дезинформацию. Они пришли к выводу, что Америка — это, по сути, преступное предприятие.Поэтому логично, что они сочувствуют былым целям бывшего Советского Союза. По словам Третьякова, от этих целей никогда не отказывались.

Из важных секретов, которые раскрыл Третьяков, самым важным были намерения России. Спутники-шпионы не могут этого выявить. Только двойной агент изнутри вражеской системы, работающий на самом верху, может раскрыть такую ​​вещь. Вы можете подумать, что любой, кто пытается уничтожить Америку, безумен, что никто не сделает этого, что ни одно правительство на земле не стремится к этой цели.Но вы ошиблись бы так думать. Посмотрите, что перебежчик ГРУ, полковник Станислав Лунев, сказал о высшем руководстве России:

«Это не люди. Это сумасшедшие ». А в последнее время я должен рассказать, что бывший подполковник КГБ Виктор Калашников сказал мне в субботу: «Ситуация сейчас становится более опасной». Возьмем, к примеру, российские военные учения у границ Эстонии и Финляндии. «Эстонцы очень стремятся отличить риторику из Москвы от реальных действий», — сказал он.«Эстонские военные изучили эти учения. Они велики, самые большие со времен Советского Союза ».

Россия готовится к господству в Европе. «Что более интересно, — сказал Калашников, — так это время. Почему сейчас?» Он указал на ситуацию в Персидском заливе, которая находится на грани эскалации. Вскоре Иран сможет массово производить ядерные боеголовки. Нанесут ли американцы превентивный удар по Ирану? Ответят ли иранцы террористическими атаками на крупные города? Видите ли, Россия позиционирует себя, чтобы использовать ситуацию как в военном, так и в экономическом плане.Эстонцы, отметил Калашников, «видят рост российской мощи вдоль границ НАТО. Они видят, что Запад довольно медленно осознает возникающие реальности ». И именно эта медлительность, это нежелание делает нас такими уязвимыми в предстоящие недели и месяцы.

В Америку проникли русские шпионы. Российские агенты «повлияли» на американские СМИ, политику, образование и бизнес. Есть те, кто настолько повреждены внутри себя, что ищут разрушения своей собственной страны.Итак, проблема противостояния военным приготовлениям России влечет за собой более серьезную проблему. Это проблема, с которой мы не можем справиться. Это проблема большой и эмоционально преданной пятой колонны обманутых людей. Ядовитые идеи проникли в нашу систему, так что идеология врага стала катехизисом грядущего поколения. Между тем, как объяснил мне Калашников в субботу: «Геостратегическая ситуация в Европе очень скоро изменится, если не будет изменена политика умиротворения.”

Третьяков пытался предупредить американский народ, но американский народ не хотел слышать. Каким-то образом, несмотря на то, что он был предметом бестселлера, самое важное сообщение Третьякова было проигнорировано почти всеми. То же самое произошло с Александром Литвиненко, который был убит в Лондоне четыре года назад после попытки предупредить британский народ о том, что Владимир Путин стоит за исламским терроризмом, что «Аль-Каидой» руководят российские секретные агенты. Из-за освещения смерти Литвиненко в основных новостных телепрограммах ни в одной программе не упоминалось предупреждение Литвиненко.А теперь, после смерти Третьякова, ни в одной программе новостей о его предупреждении не упоминается.

Итак, я обязан кое-что сказать, потому что никто другой, похоже, не хочет выступить: российское правительство стремится уничтожить Соединенные Штаты и доминировать в Европе. Если мы хотим почтить память Сергея Третьякова, мы должны чтить его послание.

В обороне | История сегодня

Все мы знаем или думаем, что знаем, что у русских «империя» глубоко укоренилась в их генах. Говорят, что Российская империя расширялась быстрее и дальше, чем какая-либо другая в истории.Сегодня Россия может занимать территорию меньше, чем когда-либо с 17 века, но многие считают, что страна, возглавляемая Путиным, жаждет восстановить свою империю с помощью силы, мошенничества и подрывной деятельности.

Многие из этих утверждений — не более чем мифы. В книге Кеса Ботерблоэма « Россия как Империя » факты собраны в связное повествование, которое является образцом ясности, краткости и холодного здравого смысла. Он прослеживает историю России от основания Киева в девятом веке до наших дней (украинцы претендуют на Киев и отрицают право русских делать то же самое).Несмотря на его растущие притязания, только в начале XVIII века Петр Великий успешно заставил своих соседей признать Россию одной из пяти великих держав, и она формально стала империей.

Россия не имела географически определенных границ на востоке и юге, и даже в 18 веке она подвергалась бесконечным нападениям конных налетчиков. На протяжении большей части истории его западные соседи обладали превосходными военными технологиями и не меньше стремились к территориальной экспансии.Россия потеряла видимость организованной государственности, когда была завоевана монголами в 13 веке и снова поляками в 17 веке. Его существованию серьезно бросили вызов Наполеон в 19 веке и немцы в 20-м. Он развалился во время революции и гражданской войны 1917-1922 годов. Жестокая и шаткая система, разработанная Сталиным, выиграла войну против Германии, но не смогла конкурировать с Америкой и ее союзниками. В 1991 году Россия снова погрузилась в бедность, непоследовательность и международную несостоятельность.Вряд ли это был рекорд непрерывного имперского триумфа.

Как и многие другие империи в Европе и других странах, утверждает Ботерблоэм, Российская империя начиналась в основном как оборонительное предприятие. Этим она отличалась от морской империи Британии, движущим импульсом которой было продвижение своей торговли в далеких странах с использованием передовых военных технологий, чтобы сокрушить своих конкурентов. Эта империя, над которой никогда не заходило солнце, росла быстрее и дальше Российской империи и управляла гораздо большим количеством людей.

Наземные империи обычно начинают с борьбы за защищаемые — или, как они бы сказали, «законные» границы. Они продолжают грабить у своих соседей территории и богатства, а часто и людей. Некоторые стремятся навязать свои убеждения иностранцам, которые с ними категорически не согласны. Вчерашние хищники становятся сегодняшними жертвами. Россия была и хищником, и жертвой. Он нанес ужасные раны другим и ужасно пострадал от их рук. Ужасающая история кровавой междоусобной бойни в Европе никого не вызывает.

Все нации, когда-то имевшие империи, испытывают ностальгию по былому величию. Это побудило британцев освободиться от «Европы» и снова стать «великими». Имперская ностальгия россиян и их чувство жертвы были изобретены не Путиным. Оба останутся там, когда он уйдет. Ботерблоэм заключает, что неясно, столкнемся ли мы с возвращением «имперской», а не «властной» России. Историк Рана Миттер недавно сказал, что мы должны быть объективными; но нам не нужно быть нейтральными.Это различие, которое мы должны учитывать, когда ищем способы конструктивного взаимодействия с Россией там, где это выгодно, и блокирования ее там, где это угрожает нашим интересам или интересам наших друзей.

Россия как империя: прошлое и настоящее
Киз Ботерблоэм
Reaktion 248pp 20 £

Родрик Брейтуэйт был послом Великобритании в Советском Союзе (1988-91) и является автором книги Армагеддон и паранойя: ядерная конфронтация (Профиль, 2017).

Как современному художнику попасть в Третьяковку?

Кирилл Кирилл Алексеев и Светлячки посоветуют, как правильно сконструировать художника для работы с крупнейшими музеями страны.

не открою секрета, заявив, что в художественной среде существует устойчивый набор стереотипных представлений Третьяковской галереи с современными художниками.Структура — состояние. Поэтому далее всем поверить легко сказать: Махин, сильно забюрократизированный, о своем шоу даже близко не подходит, а на любую невозможную инициативу артистам нужны деньги. Развенчать эти представления намеревалась пресс-конференция Отдела современного искусства, которая состоялась на следующий день после «Ночи музеев». В общей части главные сотрудники Отдела — Кирилл Светлячков и Кирилл Алексеев — объяснили политику открытости. Третьяковская галерея, а потом в отдельном интервью ARTinvestment.RU Кирилл Алексеев подробно остановился на возможностях практического взаимодействия главного музея страны с художниками и движущими силами современного искусства.

ARTinvestment.RU: довольно распространенное мнение, что Третьяковка неприступна для любых внешних инициатив и современные художники попадают в нее над крупными проектами только через связи.

Cyril Fireflies: Иногда мне приходилось сталкиваться с совершенно пещерными представлениями: мол, у нас невозможная бюрократия и все такое.На самом деле представление о системе, противопоставленной художникам, совершенно неверно. Решение принимают буквально два-три человека. Скажу больше. Мы больше не работаем, даже советуем. Раньше была такая архаичная форма, когда руководители всех отделов вместе обсуждают, скажем, выставку Рокотова. Это было, с одной стороны, интересно, с другой — бессмысленно. Что ценитель XVIII века может сказать о современном искусстве? Не люблю его и все такое. Так что сейчас решение принято практически не справедливым советом, есть бесконечные согласования.

AI: Как молодому художнику броситься в глаза кураторам Третьяковской галереи?

Кирилл Алексеев: У нас есть отдел такого варианта, когда к двери приходит художник с работой, а часто и с фотографиями. И администратор чаще всего заставляет нас посмотреть. Обязанности этого у нас нет, но мы это делаем.

Cyril Fireflies: Один или два раза в неделю обычно кто-нибудь приходит. Это не всегда художники, иногда просто люди, увлеченные искусством ».Принеси и спроси: расскажи, что делаю?

AI: Приветствуется ли это спонтанный «восходящий подход»?

KS : Да, безусловно. Некоторые в данном случае почему-то ссылаются на Лидию Ивановну Иовлеву. Мол, я познакомился с Лидией Ивановной, и она сказала, чтобы я приехал к вам. Затем имя произносится еще раз для большей убедительности. Но на самом деле все сделать намного проще.

KA : Второе окно возможностей Попасть на глаза куратору юному художнику — период подготовки «Ночи музеев».Мы посещаем мастер-классы и много времени уделяем работе с авторами.

KS : Замечу, что ряд карьерных художников считают, что участие в Ночных музеях им мягко говоря не по статусу. По этой причине все время «выключено» «Стоп! Кто идет?» («Стой! Кто идет?» — Московская международная биеннале молодых арт-дефицитных громких имен. — AI .). Часто 30 -летний художник, за плечами которого 10 выставок, считает, что выставлялись «пионеры» — это ниже его достоинства.

KA : Как нам справиться с этой ситуацией? Мы привлекаем известных авторов (например, в этот раз на выставке «Формы жизни» были Умнов, Джикия, Острецов), которые выступают хедлайнером. Хотя это не обязательно. Часто бывает, что молодые люди работают даже больше, чем признанные артисты. Поэтому проект для нас «Ночь в музее» — это еще и интересный опыт проверки качества продукта.

AI: Что лучше: если вы предлагаете просто идею или готовый кураторский проект

KS : Зависит от проекта.Хорошо, если куратору пришла в голову идея и деньги. Но если куратор ориентирован на галерею, на рекламу, мы стараемся их обрезать. Потому что он часто преследует другие интересы, даже если он придумал и натянул концепцию продуктов, которые нужно «пролистать» по Третьяковке. Надо сказать, что сейчас этих возможностей намного меньше, чем было в 2000-х годах. С другой стороны, если мы говорим о «брендинге, который что-то добавляет музею, и куратору пришла в голову эта идея, такой проект можно осуществить.

KA : добавить про деньги. Часто интересуются затратами на выставки. Например, действующая сейчас выставка Антона Ольшванга стоила около 600 тысяч рублей, из которых более 400 тысяч было потрачено производителем на технические экспонаты самих экспонатов. Затраты на будущие проекты «Узники пустоты» в 4-й биеннале около трех миллионов рублей. Вообще, любая выставка — это довольно затратно. Например, если у монтажников музея просят около 600 долларов за смену, это хорошо.И попроси тысячу две. Кураторы работают сверхурочно, иногда даже спят в галерее.

AI: Как Третьяковская галерея работает с частными спонсорами? Здесь тоже есть юридические препятствия.

KA : Если спонсор перечисляет, например, два миллиона рублей на выставку конкретного художника, то возникает ряд проблем. При этом более 99 тысяч мы должны объявить тендер. Допустим, изготовление стоит 220 руб. Что же нам теперь делать? Объявить тендер художнику, который сделал свою работу? Маразм.Как мы выйдем из этой ситуации? Подписывается договор о партнерстве, неденежный договор, по которому спонсор обеспечивает создание некоторых вещей. Другими словами, к нам приходит художник. Мы уведомляем руководство о том, что мы заинтересованы в его проекте. Затем управляющий директор и главный куратор, все смотрящие, представляем их проекту. А потом мы сами начинаем смотреть на него деньги.

AI: С точки зрения поиска не вас, а как спонсорского отдела?

KA : Нет, часто делаем.Потому что спонсорский отдел — это всего 5-6 спонсоров, на деньги которых ушло 20 выставок. Поэтому спонсорский отдел всегда найдет спонсора для выставки Антокольского и Брюллова, а на современное искусство наши спонсоры денег не дают. Итак, наш отдел «фиолетовый», что среди спонсоров Третьяковской галереи есть «Северсталь» или еще кто-то. Мы их ни разу не видели, и ничем они нам не помогают. Мы, наверное, поможем небольшой галерее в виде выставки Art Ru Olshvang.Более полезным будет крупный спонсор частного коллекционера, который найдет и привезет нужную нам биеннале.

AI: Чем вы сами для себя объясняете нежелание крупных российских спонсоров работать с российским современным искусством? То, что воспитали на классических произведениях из книги «Родная речь»?

KA : отсутствие образования.

KS : Нет, это сразу сказывается на организации системы отчетности.Спонсору выставки требовалось портфолио публикаций. Конечно, можно устроить скандал, тогда портфолио сейчас такое толстое, хотя все публикации в нем будут одинаковые. Но, по большому счету, спонсоры смотрят Рейтинги: какая посещаемость и что все остальные. Так что, конечно, Левитану деньги выделяются, а не каким-то неизвестным именам. То есть спонсоры часто руководствуются не личными вкусами, а только рейтингами и суммой, необходимой для оплаты. Я думаю, что они даже не читают кураторский текст — им не нужно принимать решение.

КА : Любопытно, что Запад, ситуация обратная. Немногое известно о старых художниках, но нравятся современные и молодые.

KS : Короче, предпочитаем жить настоящим, мы живем прошлым. Это момент высасывающей ностальгии. Чем больше мы живем прошлым, тем меньше у нас сегодня. Художники сегодня это знают и чувствуют. Не случайные мысли многих уже указывают на Запад. Необходимо признать эту ситуацию и что-то вместе сделать.

AI: Как сегодня конкурировать с современной классикой по посещаемости?

KS : Судите сами. Сейчас в музее живет выставка Исаака Левитана, которую за три месяца посетило около полумиллиона зрителей. И проживет на нем еще, наверное, полгода. Возможно, теперь еще поможет «Святая Русь». До этого выставки были чемпионами Брюллов (900 000 посетителей, но за полгода) и Малевич 1988 года, на которых присутствовало 300 000 человек.Даже Энди Уорхол входит в число чемпионов. Рейтинг посещаемости выставок современного искусства пока крайне низок: это происходит сейчас, и это было в свое время Андрей Ерофеев. На выставку в среднем 10 000 человек за все время. Даже крупный проект «Соц-арт» за три месяца собрал в общей сложности 15 тысяч посетителей. Это не много. Конечно, наша проблема — чтобы люди пришли на современное искусство. А потом нужно что-то менять, в том числе и публику.

AI: Помимо знаменитого зала спецпроектов №38 и «Ночи музеев», еще где выставляется зал молодых художников под крылом Третьяковской галереи?

KS : Вы также можете порекомендовать участие в крупных групповых выставках, которые мы планируем проводить раз в два года.Групповая выставка — это хорошая возможность, т.к. не собираюсь называть (название мало кому известно), а по теме.

AI: Вести отдельный поиск спонсорства для будущих проектов авторам было бы намного проще при официальной поддержке Третьяковской галереи. В этом вопросе на вас можно как-то рассчитывать?

KA : Мы можем предоставить спонсорам рекомендательные письма, чтобы помочь людям участвовать в выставках. Есть, у нас есть такая возможность. Но важно понимать, что это нужно делать очень рано.Если поехать за две недели до открытия, то это мертвая цифра. Электронное письмо, отправленное с официального рабочего адреса tretyakov.ru, имеет статус электронной подписи. Организации могут рассматривать его как официальный документ. Кроме того, мы можем подготовить доклад и письмо о том, что нас интересует выставка определенного автора. Это может быть полезно, когда художник обращается за поддержкой к конкретному бизнесу.

AI: Можно ли частному выставочному проекту каким-то образом получить статус «При поддержке Третьяковской галереи»?

KA : Это реально.Но критерии отбора для этого будут более чем жесткими. Мы должны повлиять на весь проект. Ведь в этом случае мы разделяем нашу репутацию, а значит, будем контролировать процесс даже жестче, чем их собственная.

AI: Правильно ли я понимаю, что при таком участии Третьяков мог бы через свою пресс-службу приглашать журналистов и критиков? То есть вы окажете мощную пр-поддержку?

KA : Да, безусловно. И это вписывается в новую стратегию Третьяковской галереи, которая скоро увидит свет.Одно из ее положений — это работа Третьяковской галереи за пределами Третьяковской галереи. Есть несколько частных галерей, которые нам уже доверили сотрудничество, но по тем или иным причинам им было отказано.

AI: Обмен опытом и фотографиями в молодежной сети — важная часть культурного общения. На площадках ММСИ, в галереях Винзавода, даже в ГМИИ разрешено фотографировать (даже без вспышки). Вам тоже все еще не разрешено?

KA : Не допускается.Но мы работаем, чтобы облегчить эту ситуацию. Новая стратегия музея и на этот раз будет соответствующим образом освещена и оформлена. Запрет противоречит политике открытости. Люди фотографируют, получают качественную печать, а Третьяковке что-то от этого теряют? А может кто боится снимков с моего телефона? Ведь никто из присутствующих не поверил в сказку о вспышке, портящей картину? Надеюсь, в следующем году ситуация разрешится в положительном ключе.

По завершении итоговой пресс-конференции разговор продолжился с Кириллом Алексеевым.В основном интересовали прикладные аспекты работы ГТГ с художниками: закупки, выставки, процедуры, деньги, время.

AI: Честно говоря, в ведомстве удивились его готовности рассматривать работы, которые привозят на пост охраны. Это чревато осадой народа «волей к искусству». Готовы ли вы к тому, что у вас внизу будет толпа?

KA : И хорошо, если будут толпы. На самом деле конкуренция и так поступает очень много.И мы действительно вообще со всеми этими людьми общаемся. Если это абсолютно неприемлемо, то мы об этом говорим и спорим, почему не можем принять. У нас работает несколько сотрудников. Дела смотрим не только мы с Кириллом. Дивизия состоит из восьми человек. И все же секрет открыл. На самом деле на площадке современного искусства работает не так много художников. Думаю, не более 700 человек. Фактически над всей сферой современного искусства работает не менее 5000 человек, включая всех художников, кураторов, журналистов и монтажников.Это достаточно замкнутая территория, так что я знаю только три команды установщиков, которые могут установить какие-то вещи в масштабе музейного профессионала, чтобы реализовать их по задумке художника. Большинство установщиков просто не могут этого сделать.

AI: Присутствие художника в собрании Третьяковской галереи — фактор, повышающий капитализацию творчества. Многие заинтересованы продать и подарить работы. Как эти инициативы регулирует Третьяковка? Что нужно для работы?

KA : Этот вопрос решает Комиссия по подаркам и покупкам, в которую входят представители нескольких департаментов.Это не самая консервативная структура. С каждым годом закупок становится все больше. В этом году мы купили почти 6 миллионов рублей, в прошлом году — на 4,5 миллиона. Эта информация открытая — в пр-отделе можно запросить, какие работы купила Третьяковка.

Судя по критериям, Третьяковка закупила работы художников, важных для формирования постоянной экспозиции. Важно, чтобы произведение отражало ход истории искусства и было для художника знаковым.Например, работа «Первые зубы» Георгия Острецова, которая была показана на нашей выставке «Формы жизни», наверное, когда-нибудь собиралась приобрести. Рисуем заказ на работу, объясняем, зачем она нам нужна, какая часть выставки закрывается, зачем работа нужна в постоянной экспозиции, почему этот автор прав, в чем ее достоинства. Автор заслуживает уважения. Мы берем, конечно, единственный проверенный материал.

AI: Что молодой художник без серьезной почвы под ногами влезть в план не может купить?

KA : Мы, конечно, открываем новые имена, делая это, но не ставим вопросов к уровню покупок.Молодые получают шанс приобрести минимум. Потому что в очереди еще много чего еще с конца 1990-х.



Внимание! Все материалы сайта и база данных результатов аукционов ARTinvestment.RU, в том числе иллюстрированная справочная информация о произведениях, проданных на аукционах, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, образовательных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 Гражданского кодекса.Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, не допускается. ARTinvestment.RU не несет ответственности за содержание материалов, предоставленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании заявки уполномоченного органа.

Русские портреты на НПГ — это откровение

До середины XIX века в меценатстве в России доминировала петербургская аристократия, отдававшая предпочтение западноевропейской живописи, но эта ситуация начала меняться при Александре II.У Павла Третьякова (1832–98) было всего шесть полотен, когда он впервые заявил о своем намерении создать в 1860 году национальную галерею русского искусства. Это было замечательным стремлением только что разбогатевшего, но скромного московского торговца текстилем, которому еще не исполнилось 30 лет. , но это было также начало замечательного десятилетия, отмеченного крупными политическими реформами, быстрой индустриализацией, открытием нескольких прогрессивных культурных институтов и появлением нового поколения блестящих писателей, музыкантов, актеров и художников, приверженных артикуляции отчетливо русской культурной идентичности.

Свидетельством быстро приобретенной художественной проницательности и дальновидности Третьякова является то, что к началу 1870-х годов он не только покупал работы у тех художников, которые отходили от строгих ограничений Императорской академии, но и поручали им написать первые портреты. ведущих деятелей культуры России. Позже к ним добавились и последующие приобретения, сделанные как до, так и после смерти Третьякова в 1898 году. 26 портретов, которые были тщательно отобраны для этой выставки, были созданы между 1867 и 1914 годами, и большинство из них никогда раньше не бывали в Великобритании.Мы знаем шедевры русского авангарда, но большая часть творчества их непосредственных предков незаслуженно игнорировалась. Розалинду Блейксли и Национальную портретную галерею следует поздравить с открытием первой с 2004 года выставки русских художников XIX века в национальном музее Великобритании. Для многих посетителей это будет настоящим открытием.

Федор Достоевский (1872), Василий Перов. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Третьяков изначально сгруппировал все свои портреты вместе, чтобы сформировать «галерею в галерее», и выставка дает редкую возможность получить представление о том влиянии, которое они должны были произвести до того, как были рассредоточены по коллекции.Это интенсивный и волнующий опыт, как вхождение в мир русского реалистического романа XIX века одного из авторов, изображенного на холстах перед нами. Сила психологического проникновения, которую проявляют такие художники, как Василий Перов, Иван Крамской и Илья Репин, более чем соответствует яркой прозе писателей, которых они увековечили. Третьяков испытывал сильную симпатию к творчеству Достоевского, и особенно удачным оказался портрет писателя Перова 1872 года, сидящего в глубокой сосредоточенности (единственный законченный за всю его жизнь).Вероятно, это один из самых известных портретов на выставке, который не соответствует своим небольшим размерам, чтобы обеспечить чудесным образом сбалансированное и широкое освещение русской живописи конца XIX века.

Не все поручения Третьякова преуспели. В некоторых случаях между художником и субъектом явно отсутствовало взаимопонимание, как это видно из портрета Тургенева Репина 1874 года, который Третьяков заказал после того, как был недоволен более ранним изображением Перова 1872 года. Некоторые писатели наотрез отказывались писать свой портрет.Первоначально так было с Гончаровым, а также с Толстым, отчасти из-за его аристократического снобизма. Если и сожалеть об этой выставке, так это о том, что Толстого не представляет замечательный портрет 1873 года, который Крамскому, наконец, удалось написать и который Третьяков заказал вместе с портретами Достоевского и Тургенева. В этой картине Толстой находится лицом к лицу со зрителем. Здесь представлен портрет, выполненный в 1884 году Николаем Ге, который стал одним из первых помощников Толстого после того, как он отказался от профессионального писателя.Приверженность Ге новообретенным аскетическим идеалам Толстого объясняет его иконоборческий образ Толстого, одетого в черное, сидящего на корточках над письменным столом, не показывая глаз, решение, которое некоторые в то время находили шокирующим.

Лев Толстой (1884), Николай Ге. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Третьякова привлекали демократически настроенные художники, не принадлежащие к истеблишменту, и он также был демократичен в своих заказах. Соответственно, он искал разных художников на разных этапах их карьеры, и эта стратегия принесла неоднозначные результаты.Иосиф Браз, молодой выпускник Академии художеств, сделал две попытки нарисовать Чехова, который скрывался от всеобщего внимания, оставался неуловимым и не любил ни одну из версий, но мы обязаны столь же малоизвестному Николаю Кузнецову за убедительность. портрет Чайковского, который он завершил за несколько месяцев до его смерти в 1893 году. Портреты композиторов на этой выставке были хорошо отобраны и включают портрет Репина 1881 года высокопрофессионального Антона Рубинштейна (более известного некоторым как пианист) и его антипода Модеста Мусоргского последнее — настоящий шедевр, завершенный в больнице, где через несколько дней композитор скончался от алкоголизма.

Модест Мусоргский (1881), Илья Репин. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Вполне уместно, что выставка начинается с портрета Репина 1901 года — самого Третьякова, который несколько неловко стоит среди своей коллекции, скрестив руки на груди. Как человек, старательно избегавший огласки, Третьяков никогда не заказывал портрет самого себя. Крамскому удалось написать его в 1876 году только потому, что он лежал дома с подагрой три месяца. Репин, который также находился в близких отношениях со своим покровителем, наконец получил разрешение после частых уговоров в 1883 году и, с помощью посмертной маски, использовал эту картину как основу портрета, который он написал через три года после смерти Третьякова на кладбище. просьба попечителей Галереи, которые к тому моменту хранили более 2000 произведений искусства.

Не менее уместно, что выставка завершается портретом Серова 1910 года гораздо более молодого московского купца-мецената Ивана Морозова, который Третьяковская галерея приобрела после революции. Тяжелое телосложение и пристальный взгляд Морозова предполагают сильную личность, которая полностью отличается от скромной сдержанности, которую проецирует высокая, тонкая фигура и опущенный взгляд Третьякова. Он изображен на фоне нового Матисса, который он только что купил в Париже, художником, который оставался неоднозначным в отношении французского авангарда — подходящим для человека, который был ярким коллекционером с сильной жаждой приключений, когда дело касалось искусства. но он также сохранил большой долг перед своим старшим современником Павлом Третьяковым.

Павел Третьяков (1901), Илья Репин. Государственная Третьяковская галерея, Москва

«Россия и искусство: эпоха Толстого и Чайковского» находится в Национальной портретной галерее в Лондоне до 26 июня.

Из майского номера Apollo: превью и подпишитесь здесь.

Подробная информация о книге «Товарищ Дж.»: NPR

ROBERT SIEGEL, хост:

Это ВСЕ, РАССМАТРИВАЕМЫЕ от новостей NPR.Я Роберт Сигель.

Сергей Третьяков был сотрудником КГБ, старой советской разведки. После распада Советского Союза агентство изменило название, но его миссия осталась прежней. Третьяков номинально был сотрудником пресс-службы российского представительства при ООН. На самом деле он руководил несколькими разведывательными агентами, которые, в свою очередь, пытались получить информацию от американцев и других сотрудников ООН

.

Он дезертировал в 2000 году, а четыре года спустя — в присутствии агентов ФБР и ЦРУ — он встретился с Питом Эрли, автором книг о нескольких американцах, которые шпионили в пользу России.Результатом их встречи стала книга Эрли «Товарищ Дж.». Это история карьеры Третьякова.

И Пит Эрли, и Сергей Третьяков здесь, чтобы рассказать об этой истории. Добро пожаловать к вам обоим.

Г-н ПИТ EARLEY (Автор, «Товарищ J»): Спасибо.

Г-н СЕРГЕЙ ТРЕТЬЯКОВ: (Бывший шпион КГБ): Спасибо.

SIEGEL: Во-первых, Сергей Третьяков, зачем вам книга, рассказывающая вашу историю?

Г-н ТРЕТЬЯКОВ: Я думаю, что эта книга может стать своего рода тревожным сигналом для американцев.Американцы немного наивны, когда говорят, что холодная война окончена, и что сейчас мы можем расслабиться. Дело не в интеллекте. В советской военной доктрине было определение потенциального главного врага — это США, НАТО и Китай. В сегодняшней разведывательной доктрине есть определение основных целей — США, НАТО и Китай.

SIEGEL: Те же три?

ТРЕТЬЯКОВ: Те же трое.

SIEGEL: А вы полковник?

г.ТРЕТЬЯКОВ: Один из самых молодых полковников в российской системе.

SIEGEL: Когда вы были заместителем резидента — мы бы сказали, заместитель начальника станции — в Нью-Йорке…

ТРЕТЬЯКОВ: То же самое.

SIEGEL: … и вы перешли на сторону США, это был самый высокий уровень дезертирства офицера российской разведки в Соединенных Штатах в то время.

Г-н ТРЕТЬЯКОВ: Да, я был заместителем резидента в Нью-Йорке. Это вторая по величине резиденция россиян в мире, первая в Вашингтоне, вторая в Нью-Йорке.

SIEGEL: Питер Ранний…

Мистер Эрли: Ну, Нью-Йорк важен. Послушайте, в Вашингтоне у них были посетители. У них был Уокер, у них был Эймс, люди, которые приходили и вызвались добровольцами. Но набор действительно происходит в Нью-Йорке. Почему? Потому что у вас есть Организация Объединенных Наций, и это благодатная почва для людей, которые не предадут свою страну, но легко склонны отказаться от Соединенных Штатов.

SIEGEL: Сергей Третьяков, я бы хотел, чтобы вы рассказали историю вашего источника, родом из Оттавы, а затем в Нью-Йорке, по имени Артур.Какие отношения у вас были с человеком по имени Артур?

Г-н ТРЕТЬЯКОВ: Такие люди, как Артур и многие другие, были надежными контактами. Я лично — мне очень не нравится слово «шпион». Могу вам сказать, что когда я работал в Канаде, нас не интересовали канадские вопросы. Основная цель — США.

SIEGEL: Канада может быть окном в…

Г. ТРЕТЬЯКОВ: Совершенно верно.

SIEGEL:… США, и вы можете найти канадцев, которые не слишком много думают о Вашингтоне? Им было бы здесь лучше всего?

г.ТРЕТЬЯКОВ: Именно люди, которым Америка не очень нравится.

SIEGEL: Питер Эрли…

Мистер Эрли: Что ж, с Артуром, как и многие люди, которых Сергей смог завербовать, они не считали себя обманывающими свою страну. Они были нацелены на Соединенные Штаты. Им не понравились Соединенные Штаты. А в случае с Артуром, как мы говорим в книге, он отправился в Вену и в ООН, чтобы стать экспертом по проверке вооружений. И это, конечно, ставит его в чрезвычайно ценное положение для российской разведки.

SIEGEL: И Сергей Третьяков, когда вы начали шпионить в пользу Соединенных Штатов — я вас знаю — шпионаж — это слово, которое вам не нравится, но когда вы на самом деле были агентом российской разведки номер два или оперативником в Нью-Йорке, и вы » Я начал работать в США — это была самая большая жемчужина, которую вы передали властям США?

Г-н ТРЕТЬЯКОВ: Я не обсуждаю, работал ли я на американское правительство и как долго. Одна из причин — я не хочу, чтобы мои бывшие коллеги получали от меня эту еду.Мое бегство было главным провалом российской разведки. Наверное, вы видели это на протяжении всей истории. И ко мне никто не подходил, меня никто не покупал. Это было мое решение, это было решение нашей семьи, потому что, наконец, я понял, что должен делать что-то хорошее в своей жизни.

SIEGEL: Это было решение, частично мотивированное тем, что вы сделали с изменениями в России и изменениями во времена Ельцина, а затем и Путина?

Г-н ТРЕТЬЯКОВ: Начиная с Горбачева. Когда к власти пришел Горбачев, мы стали оптимистами.Тогда ой. Потом пришел Ельцин. Мы стали оптимистами. А Ельцин оказался просто профессиональным алкоголиком. Путин пришел. Некоторые были настроены оптимистично. Не вижу поводов для оптимизма. Я называю этот процесс геноцидом русского народа. И если я вернусь обратно в Россию, я должен был быть среди этих двух, трех, любого процента людей, которые едят икру белуги и пьют шампанское. И я думал, что это аморально. Я не хотел быть частью команды геноцида.

SIEGEL: Но вы оценили в момент вашего побега, что ваше состояние — и вы все это время были профессиональным сотрудником КГБ / СВР — что на тот момент ваше состояние составляло около 2 миллионов долларов или более.Как ты, будучи агентом разведки, накопил столько имущества?

ТРЕТЬЯКОВ: Семья.

SIEGEL: Наследственное богатство?

ТРЕТЬЯКОВ: Унаследовано. Да, это — мы унаследовали много собственности. И мы потеряли все. Мы его потеряли и что?

SIEGEL: Вы — это — вы пишете в книге, и было сказано, что правительство США предоставило вам лучший компенсационный пакет за то, что вы приехали сюда. Не почему вы это сделали — я знаю, вы этого не говорите — но было ли это частично из-за того, что вы бросали (неразборчиво)?

г.ТРЕТЬЯКОВ: Я не обсуждаю свою посылку. Пожалуйста, не считайте мои деньги.

SIEGEL: Хорошо.

Г-н Эрли: ФБР сообщило мне, что у него самый большой пакет урегулирования, более 2 миллионов долларов, и что он принес нам более 5000 совершенно секретных телеграмм. И он раскрыл все операции в Нью-Йорке, включая контакты с русскими. И затем одна из историй в книге, которая показывает — можно понять, почему он чувствует то же самое, что он получил этого Александра Крамера (ph) в программе «Продовольствие в обмен на нефть», который был одним из его секретных офицеров.И тот парень украл — помог России украсть 500 миллионов долларов.

SIEGEL: Позвольте мне задать вам обоим последний вопрос. Потому что Пит Эрли, вы написали книги об Олдриче Эймсе, русском кроте из ЦРУ. Вы также писали о семье Уокеров, которые были шпионами во флоте. Во-первых, Сергей Третьяков, есть ли у вас что-то общее с этими людьми?

Г. ТРЕТЬЯКОВ: Во-первых, насколько мне известно, работали за деньги. Их купили. Меня никто не покупал. Это была моя идеология.Думаю, это главный интерес. Я сопротивлялся системе. Я никогда не работал против своих коллег. И вообще никто из моих коллег никак не пострадал. И я считаю себя американским патриотом, а не американским уловом.

SIEGEL: Разница в том, что остальные, Ходоки или Эймс, вы видите наемников в том, что они делают?

Г. ТРЕТЬЯКОВ: Совершенно верно.

SIEGEL: Что ты думаешь, Пит Эрли?

Г-н Эрли: Одно различие с Сергеем заключается в том, что он не только поделился с нами своими секретами — он рисковал своей жизнью, работая на них, — но и приехал сюда и стал U.Гражданин С. по выбору. Он не бежал в другую страну. А Уокер и Эймс никогда не хотели ехать в Советский Союз.

SIEGEL: Что ж, Пит Эрли и Сергей Третьяков, большое спасибо за то, что поговорили с нами.

ТРЕТЬЯКОВ: Спасибо.

Mr. EARLY: Большое спасибо.

SIEGEL: Книга Пита Эрли «Товарищ Дж.» А подробнее о том, почему Сергей Третьяков дезертировал и почему он решил рассказать свою историю, можно прочитать в отрывке из книги.Это на npr.org.

Вы слушаете ВСЕ, РАССМАТРИВАЕМЫЕ от новостей NPR.

Авторское право © 2008 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

расшифровок NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием проприетарного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *